Take a fresh look at your lifestyle.

Наедине со своими мыслями. Беседа с О’Сэнсэем.

Скользнув взглядом по книге и скрывая вздох смирения, я ответил: “Да, Сэнсэй, я сохраню в памяти Ваш совет”.

О’Сэнсэй продолжал, как он всегда это делал: “Похвально продолжать литературные обучения, но будь уверен, что не потеряешь видение реальной цели своих занятий. Спроси себя, что такое Путь Айки? Это Будо, которое не принимает врагов. Это Путь достижения победы без кровопролития, завершения разрушительного конфликта до его начала.
Айкидо не является путем слабости или уклонения, ибо истинное Будо принадлежит тем, кто имеет силу и мастерство. Этот Путь должен привести к миру взаимной заботы и уважению одного другим”.

После секундной паузы, Сэнсэй спросил меня, не мог ли я сделать массаж его утомленным плечам. Теперь, будучи до некоторой степени рад его компании и его расслабленной манере, я начал делать шиацу.

“Саотомэ, техника твоего массажа происходит только из твоей физической силы. Это жестко и слабо. Я не чувствую Ки, идущую через кончики твоих пальцев. Расслабься и смешайся с Ки этой вселенной. Наполни всего себя Ки и сконцентрируй ее в своих руках.”

Безо всякого представления о том, что говорил мне О’Сэнсэй, я старался изо всех сил следовать его совету, надавливая изо всех сил, на которые был способен. Но он точно смеялся, валясь назад против моих рук, пока я больше не смог поддерживать его вес.

Быстро выпрямившись, он сказал: “Слушай меня внимательно, Саотомэ. Чтение книг ни отшлифует твой характер, ни даст тебе мудрости. Мудрость может прийти только через опыт. Твое тело и твой ум должны ясно переживать вселенную, природу, тебя окружающую. Твой дух должен точно отражать этот опыт. Только через прямой опыт ты можешь избежать искаженного видения.” Его голос и слова вмещали дразнящее обещание открытия секретов и завладели всем моим вниманием.

Ища скрытый смысл в каждом слове, мой ум был прикован к голосу О’Сэнсэя. “Ага, -сказал он. Не теряй свою концентрацию. Твой ум уносится из твоих рук. Мои слова отвлекли твою концентрацию, и в твоих кончиках пальцев не остается Ки.”

Как раз, говоря о мудрости опыта, О’Сэнсэй помог мне осознать, как легко слова могут приводить в замешательство и отвлекать. Он дал мне удобный случай исследовать силу концентрации, теряя ее. Я начал понимать, что моя реальная основа занятий Айкидо не ограничивалась рамками додзё.

И О’Сэнсэй сказал: “Знание движений Айкидо есть просто первая ступень в процессе обучения. Без созидательного действия эти знания бессмысленны. Если книгу Мусаси читает преступник, она становится ‘”Книгой пяти колец”, интерпретированной умом преступника, и ее знания вредны. Подобным же образом читатель с искаженным умом превратит работу Конфуция во вредные и искаженные знания. Без чистоты ума и духа ты не можешь ожидать достижения истинного Пути меча. Ты видишь связь?”

Наконец, все стало на свои места, и я кивнул головой.

“Agatsu обозначает победу над собой через чистоту духа. Masagatsu — правильная победа, правильный Путь. Katsu hayabi есть духовное пробуждение вне времени и пространства. Соединенная мудрость этих слов служит корнем shugyo. Без этой мудрости невозможно очищение”.
Слушая слова О’Сэнсэя, я начал осознавать размеры и ответственность занятия Будо.

“Я должен предостеречь тебя, Саотомэ. Неудачливым будет тот, кто не имел опыта поражения. Без встречи с обратной стороной победы человек, несомненно, будет побежден, когда в конце концов встретит кого-либо более могучего. Искаженное представление самовозвеличивания, порожденное лишь одержанной победой, может быть особенно опасным, ибо человек будет игнорировать свои собственные ограничения. Чем дольше откладывается поражение, тем более опустошительным оно будет, когда наступит”.

“Кстати, Саотомэ, какова эта книга? Она очень интересует тебя?”

“Да, Сэнсэй. Я могу следить за содержанием, но для понимания большая ее часть до сих пор сложная.”

“Это понятно. Только теория не может дать представление о бу-дзюцу. Твое собственное зИидуо может быть достигнуто только через соединение твоего собственного опыта. Говоря о Мусаси, слышал ли ты эту историю? Она произошла, когда Мусаси находился в месте по имени Когура в Кюсю. Ожидая свою вечернюю пищу, Мусаси обратился к незнакомому ему странствующему меченосцу за техническим советом. После очень короткого разговора Мусаси составил мнение, что незнакомец человек опыта и чести и похвалил его. Приняв похвалу как должное, незнакомец быстро вытащил свой боккэн, утверждая, что он принес ему много побед.” Какой глупый парень подумал Мусаси, С таким ограниченным мастерством как он до сих пор смог выжить?”

Мусаси затем попросил чашку риса. Когда рис ему доставили, он взял одно зернышко и прилепил на волосы слуги чуть выше лба. “Смотри внимательно”, — скомандовал Мусаси. И одним легким движением он выхватил из ножен свой меч и аккуратно разрубил рис на два кусочка, не коснувшись волос слуги. “Можешь ты повторить такой трюк спросил он.

Незнакомец быстро занял несколько большее расстояние между собой и мечом Мусаси, снова и снова повторяя, что его мастерство намного ниже уровня этой мастерской демонстрации.

Возвращая меч в ножны Мусаси сказал: “Даже человек с таким мастерством не гарантирован от потери в,один момент шиай соревнования. Настоящий воин понимает это и не будет активно искать вызова. Будучи вызванным, человек должен попытаться быстро оставить место шиай без боя”. Странник извинился за свое невежество и поблагодарил Мусаси за полученный урок.

О’Сэнсэй задумчиво помолчал и продолжил: “Я думаю, что причина, по которой Мусаси избежал угрозы смерти много раз, состоит в том, что он не только знал, как победить, но и знал, когда не надо сражаться. Не сражаясь, он свободно допускал поражение. Он часто утверждал, что многие из его побед значительно были определены удачей. Он знал свои ограничения. Он был на обеих сторонах фехтования. Единственным путем для прикрытия своих уязвимых мест встать и признать страх смерти.

Победи себя, советовали даосские учителя. Победи себя, и ты победишь своего противника. Истинным победителем является тот, кто оставляет конфликт без кровопролития любой стороны.

“Ты знаешь, меня однажды выбранил Ками”, — полушутя сказал О’Сэнсэй. “Несомненно, это был самый пугающий момент моей жизни! Саотомэ, чего ты больше всего боишься?”, “У меня много страхов. Сэнсэй.”

“Хорошо. День, когда ты увидишь себя без слабости и страха, будет днем твоей погибшей судьбы. Твои занятия придут к резкой остановке. Ты понимаешь? В мире соревнования, когда есть победитель и побежденный, как может кто-то найти истину и реальность самой жизни? Только вообрази себя окруженного вражескими винтовками на поле битвы, и ты поймешь, что я подразумеваю. Если ты спрячешься по старому боевому понятию победы, ты не достигнешь мира. Соревнование неизбежно создает жертву. Это мир без милосердия, которое происходит из горя и страдания других. Это мир постоянной опасности, без свободы или счастья.

Наше общество стремится поместить богатство и физическую власть над любым уважением к человеческим качествам. Конечно, имеется формальное образование, которое вызывает проблемы, но так много страха и жадности. Везде, где есть жадность, беспорядок и недостаток, появляется деградация общества. Помни, Саотомэ, знай себя. Без единения с собой поиск знаний по любой книге мудрости добавит лишь больше беспорядка.

Следуй мудрости Ками, и достигнешь истины. Шлифуй зеркало своего духа через мисоги. Когда ты будешь готов, ты увидишь истину в себе. Истина присутствует всегда. Но не присоединяйся к сатори. Остерегайся момента, когда ты думаешь, что схватил сатори. Это лишь мираж, иллюзия, созданная своими собственными слабостями и ограничениями. Если ты всегда ищешь сатори, ты будешь жить, пытаясь подняться и победить свои тени. Ты должен отказаться от своей привязанности. Когда уйдет привязанность, уйдет и жадность. Затем наступит пустота и место для появления духа истины. Расслабься и позволь своей жизни растаять в космосе, стать частицей Божьей действительности.”

Тренируй и очищай себя. Истинное Будо лежит внутри тебя для открытия. Держи это в уме в процессе своей тренировки”. Сказав то, для чего пришел, О’Сэнсэй отошел ко сну, оставив меня наедине со своими мыслями.

Сэнсэй Саотомэ.

Оставьте ответ