Мировой Кёкусин сегодня НОВЕЙШАЯ ХРОНИКА КЁКУСИН

      Тематические связи:   Новости   Статьи  

  

Самое интересное

Современная спортивная обувь, аксессуары и одежда – это Бренд lotto-sport.

Практичные решения для релаксации и восстановления здоровья, на - www.medtechnika.com.ua.

Фоменко огласил расширенный состав сборной Украины на Евро-2016

Купить боксерские перчатки Top King в Cпб можно по адресу Cаперный переулок дом 4, в нашем магазине.

Удовольствие для меломана: выбираем колонки

Мы хотим предложить читателям нашего сайта подробную хронику событий и подборку важнейших документов из новейшей истории Кёкусин каратэдо со времени кончины основателя школы сосая Ояма Масутацу 26 апреля 1994 года до настоящего момента.
Только факты! Никаких суждений! Выводы каждый делает сам!

1994 год
26 апреля

8:00. В Международном госпитале им. Св. Луки в токийском районе Цукидзи оборвалась жизнь основателя школы Кёкусин Ояма Масутацу. Причина смерти - затруднение дыхания, вызванное раком легких в острой форме.
11:00. Тело Оямы Масутацу было перевезено из Международного госпиталя им. Св. Луки в генеральную штаб-квартиру (сохомбу) Кёкусин кайкан и помещено перед синтоистским алтарем в зале додзё на 2-м этаже. Секретариат начал оповещать руководителей отделений (бранч-чифов) Кёкусин кайкан в Японии и по всему миру, других людей, близких лично Ояме и Кёкусин кайкан, представителей СМИ о кончине Оямы Масутацу и о проведении заупокойной службы (цуя) в генеральной штаб-квартире. В штаб-квартиру начали съезжаться руководители японских отделений (бранч-чифы) Кёкусин кайкан.
16:00. Началась пресс-конференция, организованная от имени Кёкусин кайкан, с участием более чем 50 представителей СМИ.
Сначала глава отделения Токио Дзёсай Ямада Масатоси вкратце рассказал журналистам о кончине Оямы Масутацу.
Затем глава Консультативного комитета Кёкусин кайкан (Кёкусин кайкан синги иинтё) и одновременно фактически лечащий врач Оямы Умэда Ёсиаки подробно рассказал об обстоятельствах болезни и смерти Оямы Масутацу.
Умэда сообщил, что официальные похороны (хонсо) назначены на 26 июня, а также заявил, что "сосай Ояма оставил завещание, содержание которого будет обнародовано во время официальных похорон".
Одновременно среди японских бранч-чифов и прочих людей, имеющих отношение к Кёкусин кайкан, собравшихся в штаб-квартире, распространяется слух, что Ояма Масутацу назначил своим преемником Мацуи Сёкэй.
19:00. В генеральной штаб-квартире началась заупокойная служба (цуя).

Примечание: Умэда Ёсиаки - один из старейших учеников Оямы Масутацу. Начал изучать каратэ под руководством сосая в период Ояма-додзё, предшествовавший созданию Кёкусин кайкан. При жизни Оямы возглавлял Первый комитет по строительству нового здания Кёкусин кайкан (Синкайкан кэнсэцу-но дайитидзи кэнсэцу иин) и Консультативный комитет по проведению турниров (Тайкай сингиин). На момент смерти Оямы занимал в Кёкусин кайкан пост главы Совещательного комитета (Хёги иин). Кроме того, являясь главным врачом (директором) Многопрофильной клиники г. Иокогама и директором медицинского института Тохо дайгаку, фактически являлся личным лечащим врачом Оямы Масутацу.

27 апреля
Состоялись так называемые "тайные похороны" (миссо - неофициальные, с участием только самых близких людей - членов семьи, родственников).
Около 14:00. По окончании церемонии прощания близких с усопшим гроб с телом Оямы выносят к собравшимся.
От имени семьи покойного выступает Цуура Нобухико, глава штаб-квартиры Кёкусин кайкан в регионе Кансай, супруг Руйко, старшей дочери Оямы.
Затем с приветственным словом к собравшимся обращается Умэда Ёсиаки, который сообщает:
"В своем завещании сосай назвал своим преемником Мацуи Сёкэй".
Многие бранч-чифы шокированы этим заявлением: в числе 56 японских бранч-чифов 31-летний Мацуи Сёкэй занимал на момент кончины Оямы Масутацу последнее место…
15:30. Тело Оямы Масутацу кремировано в крематории Отиай-сайдзё в токийском районе Синдзюку, прах передан семье.
Вечером японские бранч-чифы собираются на экстренное совещание в гостинице "Икэбукуро мэтропоритан хотэру", расположенной рядом со зданием генеральной штаб-квартиры. Проходит неофициальное совещание, на котором обсуждается заявление Умэда Ёсиаки. Умэда Ёсиаки впервые зачитывает часть завещания, которое, как утверждают, оставил Ояма Масутацу, касающуюся будущего Кёкусин кайкан.
Наибольший интерес, если не сказать шок, вызывает фраза: "Преемником Ояма Масутацу назначается Мацуи Сёкэй". Бранч-чифы по-разному воспринимают это решение сосая, но общее настроение - не слишком ли Мацуи молод для такой должности? И даже председатель совещания Года Юдзо (глава отделения Токио Дзёто, один из старейших учеников Оямы Масутацу), давно благоволивший Мацуи, на глазах у множества свидетелей обращается к Мацуи с вопросом: "Ну, ты что, всерьез готов принять это решение?!"

* * *
Документ

ПИСЬМЕННОЕ ЗАВЕЩАНИЕ ОЯМЫ МАСУТАЦУ

Завещатель: Ояма Масутацу

Завещатель Ояма Масутацу 19 апреля 6-го года Хэйсэй (1994) в палате № 971 Международного госпиталя им. Св. Луки устно изложил свое завещание, содержание которого изложено ниже, свидетелю Ёнэцу Ицуо, свидетелю Умэда Ёсиаки, свидетелю Куросава Акира, свидетелю Ониси Ясуто, свидетелю Хитоси Ёнэцу, и Ёнэцу Ицуо записал его.

I. С момента своей смерти завещаю:

1. Приложить усилия для создания фонда (финансово-юридического лица - дзайдан ходзин), который объединил бы в единую структуру Кёкусин кайкан и Международную организацию каратэдо (IKO). Учитывая, что для регистрации фонда требуется значительное время, на период до регистрации данного фонда расширить объем полномочий существующего фонда Кёкусин сёгакукай. Если юридически возможно поглощение Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо (IKO) фондом Кёкусин сёгакукай, осуществить таковое.

2. Выражаю желание возложить обязанности председателя совета директоров (ридзитё) фонда Кёкусин сёгакукай и обязанности директора компании "Great Mountains Inc." на Умэда Ёсиаки.

3. Преемником Оямы Масутацу на посту главы Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо (IKO) назначаю Мацуи Сёкэй. Все руководители додзё, находящихся в разных странах мира и в Японии, напрямую подчиненных штаб-квартире, главы отделений (бранч-чифы, сибутё) и главы дочерних отделений (бунсибутё) обязаны поддержать это решение и оказывать содействие Мацуи Сёкэй.

4. Мацуи Сёкэй поручаю в качестве председателя Второго комитета по строительству нового здания Кёкусин кайкан (председателем Первого комитета являлся Умэда Ёсиаки) завершить строительство нового здания Кёкусин кайкан.
Кимото Масаси, Ситинохэ Ясухиро, Кувадзима Ясухиро, Мидори Кэндзи, Кояма Акио, Мимура Тадаси, Мимура Кёдзи, Масуда Акира, Ямаки Кэндзи, Куросава Хироки, Тамура Эцухиро, Кадзуми Хадзимэ и Судзуки Кунихиро (имена названы без учета алфавитного порядка) поручаю оказывать помощь и всяческое содействие Мацуи Сёкэй.

5. Выражаю желание, чтобы Умэда Ёсиаки осуществлял надзор за деятельностью Кёкусин кайкан, Международной организации каратэдо (IKO), фонда Кёкусин сёгакукай, компаний "Great Mountain Inc.", "Power Karate Ltd.", а также всех других предприятий, деятельность которых связана с Кёкусин каратэдо, выступая в качестве опекуна (кокэнъяку) Мацуи Сёкэй. Выражаю желание, чтобы Куросава Акира оказывал помощь и всяческое содействие Умэда Ёсиаки. Выражаю желание, чтобы Ониси Ясуто и Ёнэцу Хитоси также оказывали помощь и всяческое содействие Умэда Ёсиаки. Выражаю желание, чтобы Ёнэцу Ицуо и Нагасима Кэнъити также оказывали помощь и всяческое содействие Умэда Ёсиаки.

6. Земли и здания Кёкусин кайкан в Икэбукуро (вместе со всем относящимся к ним движимым имуществом), включая земельный участок под строительство нового здания, передаю в дар Кёкусин кайкан, Международной организации каратэдо (IKO), фонду "Кёкусин сёгакукай", компании "Great Mountain Inc.". То же касается соответствующих капиталовложений и т.д. Всё вышеперечисленное должно использоваться исключительно на нужды Кёкусин каратэдо. Юридическое оформление передачи данного имущества желаю возложить на Ёнэцу Ицуо.

7. Моей супруге Тияко и моей третьей дочери Кикуко передаю в равных долях земельный участок и дом в Исигамии и все относящееся к нему движимое имущество. Поскольку кредит на строительство дома в полном объеме не выплачен, желаю, чтобы представители Кёкусин взяли на себя это обязательство и оплатили кредит. Земельный участок в Тиба Оядо, мои банковские вклады и наличные деньги передаю Тияко. Поручаю также представителям Кёкусин ежемесячно выплачивать Тияко один миллион иен или эквивалент этой суммы в течение всей её жизни.

8. Выражаю желание, чтобы журнал "Power Karate" являлся печатным органом Кёкусин каратэдо. Выражаю желание, чтобы до тех пор, пока этот журнал выполняет функции печатного органа Кёкусин каратэдо, моей третьей дочери Кикуко представители Кёкусин выплачивали 1 миллион иен ежемесячно.

9. Земельный участок и дом на даче в Югавара (то же касается и всего относящегося к ним движимого имущества, за исключением тех вещей, которые могут потребоваться представителям Кёкусин) передаю моей второй дочери Экико. Выражаю желание, чтобы представители Кёкусин ежемесячно выплачивали Экико сумму в 1 миллион иен.

10. Выражаю желание, чтобы моей старшей дочери Кэйки представители Кёкусин выплачивали 1 миллион иен ежемесячно.

11. Тияко, Кэйки, Экико, Кикуко не должны никоим образом вмешиваться в дела Кёкусин каратэдо.

12. Выражаю желание, чтобы бремя выплаты личных долгов Ояма Масутацу взяли на себя представители Кёкусин.

Исполнителями завещания назначаю следующих лиц:

Исполнитель завещания:
адвокат Ёнэцу Ицуо
Адрес: 4-22-28, Сэтагая, Сэтагая-ку, Токио

Ёнэцу Ицуо зачитал все вышеперечисленные пункты в присутствии завещателя и свидетеля Умэда Ёсиаки, свидетеля Куросава Акира, свидетеля Ониси Ясуто, свидетеля Ёнэцу Хитоси. Перечисленные выше свидетели подтверждают правильность записанного, в подтверждение чего ставят свои подписи и скрепляют их личными печатями.

Подписали:
Свидетель Ёнэцу Ицуо
Свидетель Умэда Ёсиаки
Свидетель Куросава Акира
Свидетель Ониси Ясуто
Свидетель Ёнэцу Хитоси

(Перевод документа по: Иэтака Ясухико. Дзицуроку!! Кёкусин дайран. Ояма Масутацу-но си то, дзэнкоку какуха-но синдзицу ("Документальная история!! Великая смута Кёкусин. Кончина Оямы Масутацу и правда о группировках Кёкусин по всей Японии). Токио, "Тохо сюппан кабусики кайся", 2006 г., с. 52-54.)

* * *
Помимо документа, перевод которого представлен выше, имеется еще один документ, оформленный аналогичным образом под названием "Письменное завещание (дополнения)", который обычно не публикуется из этических соображений, хотя содержание его уже давно не является тайной.
Из дополнений к завещанию выясняется ряд шокирующих подробностей биографии Ояма Масутацу. В частности, из документа следует, что Ояма Масутацу незаконным образом оформил японское гражданство, не отказавшись от гражданства Южной Кореи, вел двойную жизнь и, наряду с семьей в Японии, имел вторую семью - в Южной Корее в составе жены и трех сыновей. Также имел любовницу на Хоккайдо, которая родила ему ребенка. В Дополнениях содержатся пункты, в которых Ояма Масутацу определяет размеры и способы оказания материальной помощи этой второй корейской семье и незаконному ребенку. Проведенная впоследствии проверка данных фактов показала их полную достоверность.
И еще одно замечание. Завещание Оямы было составлено по форме "завещания, составляемого в критической ситуации" (кикюдзи юйгон), которая предусмотрена японским законодательством для случаев, когда завещатель не в состоянии сам написать и даже собственноручно подписать завещание.

10 мая
Во дворце "Дэнцу сэйкё кайкан" проходит Всеяпонское совещание бранч-чифов. В зале гнетущая тишина. За время, прошедшее со времени чрезвычайного совещания в гостинице "Икэбукуро мэтропоритан хотэру", бранч-чифы, по-видимому, "переварили" решение Оямы Масутацу…
Председательствующий на совещании Года Юдзо зачитывает полный текст завещания Оямы Масутацу и еще раз подтверждает всем бранч-чифам, что сосай назначил своим преемником Мацуи Сёкэй.
Затем Года начинает опрос бранч-чифов, рассаженных в установленном порядке. Каждому задается один и тот же вопрос: "Признаешь ли ты преемником сосая Мацуи Сёкэй?"
Бранч-чифы, один за другим, признают Мацуи новым главой Кёкусин кайкан, но практически все предваряют свои слова фразой: "Ну, коли такова предсмертная воля сосая…" Первым не выдерживает Санпэй Кэйдзи (глава Северного отделения Кёкусин кайкан в преф. Фукусима): "Может быть, достаточно слушать одинаковые ответы?!"
На этом опрос бранч-чифов прекращается. Совещание единогласно официально признает Мацуи Сёкэй преемником Ояма Масутацу.

1994 год
Последняя декада мая 1994 года

В адрес японских бранч-чифов поступает отпечатанное на японском текстовом процессоре "вапро" письмо за подписью Оямы Тияко, вдовы Оямы Масутацу.
* * *

Документ

БРАНЧ-ЧИФАМ ОТ ОЯМЫ ТИЯКО
От всего сердца благодарю Вас за то, что, несмотря на свою занятость, Вы специально прибыли на церемонию прощания с моим покойным мужем Ояма Масутацу.
Между тем, недавно ряд периодических изданий сообщили о том, что Ояма Масутацу при жизни написал завещание, однако я, Тияко, ничего не знала об этом, и более того, никогда не видела, чтобы Ояма Масутацу писал завещание.
По моему запросу я смогла получить от адвоката, занимавшегося составлением этого завещания, копию документа, именуемого "завещанием".
Итак, в этом конверте находился документ, именуемый "завещанием". Просмотрев этот документ, я обнаружила, что на нем отсутствует личная подпись Оямы Масутацу. Внимательно изучив этот документ, я установила, что он, по всей видимости, был составлен неким Ёнэцу 19 апреля 1994 года, однако в то время, когда якобы составлялся этот документ, Ояма Масутацу чувствовал себя еще вполне хорошо, мог самостоятельно принимать пищу и ходить в туалет. Ояма Масутацу не был в столь плохом состоянии, чтобы поручить третьему лицу писать столь важный документ, как завещание. Кроме того, содержание этого текста неопределенно, и я никак не могу поверить в то, что этот документ составлен на основании воли самого Оямы Масутацу.
Вплоть до 25 апреля, дня, предшествовавшего его кончине, Ояма Масутацу мог нормально беседовать, самостоятельно принимать пищу и ходить в туалет, не нуждаясь в сторонней помощи. Его состояние внезапно ухудшилось 26 апреля, и он ушел чрезвычайно быстро, и даже его смерть кажется мне странной. Теперь же, когда обнародовано это завещание, такое, как описано выше, я считаю, что не могу не вмешаться в сложившуюся ситуацию.
После обсуждения ситуации с несколькими адвокатами и дочерьми я пришла к заключению, что этот вышеупомянутый документ, именуемый "завещанием", является фальшивкой и не основывается на воле Оямы Масутацу. И я, которая являюсь законной наследницей Оямы Масутацу, прожившей, к тому же, бок о бок с ним почти пятьдесят лет, приняла решение обратиться к общественности с тем, чтобы защитить свою честь, честь моей семьи, честь Кёкусин кайкан и, прежде всего, Оямы Масутацу.
На протяжении тех почти пятидесяти лет, которые я провела вместе с Оямой Масутацу, я неоднократно слышала от моего супруга: "Никогда не лезь в дела Кёкусин кайкан!" Но, являясь главой секретариата Кёкусин кайкан, я, оставаясь в тени, всегда пристально наблюдала за деятельностью Оямы Масутацу и за деятельностью тех людей, которые приходили в Кёкусин кайкан, делила с Оямой Масутацу радости и горести, и мы вместе прошли через многие испытания, поддерживая друг друга.
У меня сохранилось немало воспоминаний об Ояме Масутацу, и если я предамся воспоминаниям о нем, им не будет конца, но сейчас, когда Ояма Масутацу ушел от нас, и возникла проблема с его завещанием, я не имею права погрузиться в одни только воспоминания. Я обязана сделать очень многое, начиная с заключения договоров с сотрудниками штаб-квартиры, с отделениями Кёкусин кайкан в Японии и за рубежом. Как бы то ни было, сегодня, когда Ояма Масутацу умер, договора, заключенные этими лицами и организациями с Оямой Масутацу, утратили свою силу, и отныне именно я как наследница Оямы Масутацу будут контролировать использование названий "Кёкусин кайкан", "Кёкусин каратэ", "каратэ Кёкусин", а также логотипов Кёкусин, в связи с чем считаю необходимым заключить новые договора.
В этой связи я планирую провести обсуждение всех этих вопросов, начиная с 13 часов 30 минут 1 июня 1994 года, в кабинете сосая в здании генеральной штаб-квартиры. Поэтому, извиняясь за беспокойство, я прошу вас [японских бранч-чифов, которым адресовано письмо, - А. Г.] присутствовать на этом обсуждении. Поскольку данные вопросы имеют чрезвычайно большое значение для Кёкусин кайкан, прошу непременно прибыть в штаб-квартиру для их обсуждения. Тех же, кто не прибудет на эту встречу, я буду считать покинувшими Кёкусин кайкан.
Что касается меня, то я хотела бы, чтобы в нашей организации остались только те, кто любит Ояму Масутацу и кто готов неизменно отстаивать интересы Кёкусин кайкан. Я считаю, что именно такова подлинная воля Оямы Масутацу, в связи с чем и обращаюсь к вам с этим письмом.

26 мая 6-го года Хэйсэй (1994)
Ояма Тияко (подпись собственноручная)".

* * *
1 июня 1994 года
По инициативе Оямы Тияко в здании генеральной штаб-квартиры должна была состояться ее встреча с японскими бранч-чифами, однако сама Тияко… забыла прибыть на нее! Встреча оказалась сорвана. Как выяснилось позже, Тияко в этот день с утра по приглашению Умэды Ёсиаки отправилась в Татэяма в преф. Тиба для прохождения курса лечения. Сама Тияко позднее рассказывала, что поехала туда именно по инициативе Умэды, который обратился к ней со словами: "За время нахождения Оямы в госпитале и за последующие хлопотные дни вы, наверное, совсем измучались…".
С учетом близкой дружбы Умэды с Оямой Масутацу, Ояма Тияко всегда обращалась к Умэду с уважительным именованием "сэнсэй", тогда как он вел себя в отношении нее с полным соблюдением требований японского этикета. Однако с момента кончины Оямы Масутацу Умэда Ёсиаки решительно выступал в поддержку завещания и Мацуи Сёкэй. Поэтому в его приглашении Тияко в Татэяма противники Мацуи усматривают коварную попытку сорвать намеченную встречу вдовы сосая с бранч-чифами. Однако не вызывает сомнений тот факт, что Ояма Тияко отправилась в поездку в Татэяма по собственной воле, без всякого принуждения со стороны, в связи с чем сторонники Мацуи ставят вопрос, насколько она в тот момент отдавала себе отчет в своих действиях…

20 июня 1994 года
В додзё на втором этаже генеральной штаб-квартиры Кёкусин кайкан вторая и третья дочери Оямы Масутацу - Эки и Кикуко - дали пресс-конференцию.
На этот день была назначено всеяпонское совещание бранч-чифов, которое должно было состояться в Осаке. В связи с этим большинство бранч-чифов и руководителей Кёкусин кайкан, в том числе Мацуи Сёкэй, выехали в Осаку. Очевидно, что организаторы пресс-конференции и рассчитывали на то, что их потенциальные оппоненты не смогут помешать ее проведению.
Организаторы пресс-конференции раздают журналистам обращение за тремя подписями: Оямы Тияко, Эки и Кикуко, - в котором заявляют: "Есть много сомнений в отношении процесса составления и содержания так называемого "завещания", которое якобы оставил Ояма Масутацу, в связи с чем мы считаем его юридически недействительным".
Обращаясь к журналистам, вдова и дочери покойного сосая заявляют, что не признают Мацуи Сёкэй преемником Оямы Масутацу и выражают сомнение, что причины смерти Оямы установлены точно.
В дальнейшем эта информация распространяется через подготовленные по итогам пресс-конференции телепрограммы и публикации в спортивных журналах и газетах…
Во время пресс-конференции представители Кёкусин кайкан связываются с бранч-чифами, которые как раз приступили к совещанию в Осаке. Совещание фактически сорвано, взбудораженные бранч-чифы слушают сообщения о том, что говорят Тияко, Эки и Кикуко, которые им передают коллеги по мобильным телефонам. Однако в конце совещания принимается своего рода резолюция: "Если мы будем упорно работать на благо организации, исполняя предсмертную волю сосая Ояма Масутацу, то и семья покойного когда-нибудь примет все как есть".
Тут же на совещании бранч-чифов по залу проходит слух: семья Оямы выступила против Мацуи и завещания не сама, а по наущению…

26 июня 1994 года
13:00. В Токио в поминальном комплексе Аояма проходят официальные похороны Оямы Масутацу, организованные Международной организацией каратэдо Кёкусин кайкан. Главный распорядитель на похоронах - вдова Ояма Тияко, председатель похоронной комиссии - Мацуи Сёкэй.
В похоронах принимают участие многочисленные представители Кёкусин кайкан из Японии и многих стран мира, представители других организаций боевых искусств и спортивных единоборств, политики, деятели культуры, бизнесмены, журналисты, бесчисленные фанаты Оямы Масутацу - всего свыше 7 тысяч человек.
Вторая дочь Оямы Масутацу Эки выносит сосуд с прахом покойного отца на улицу, где под дождем ждут люди, пришедшие проститься с сосаем. Рядом с Эки идет Кикуко, которая начинает раздавать листовки. В листовках говорится, что семья покойного не признает так называемого "завещания" Оямы и не считает Мацуи Сёкэй преемником сосая…
Члены нового исполнительного комитета Кёкусин кайкан, сформированного Мацуи, в растерянности. Похороны организованы Кёкусин кайкан… Великое множество людей собралось проститься с великим мастером каратэ, а тут… Демонстрация протеста, чреватая публичным скандалом! Члены исполнительного комитета и ученики из разных додзё Кёкусин кайкан окружают дочерей сосая кольцом, пресекая их общение с посторонними. Несмотря на это, фотографии с соответствующим описанием "марша протеста" через несколько дней выходят в ряде иллюстрированных еженедельников…
* * *
Сразу же по окончании траурной церемонии, в связи с происшедшим инцидентом, организуется чрезвычайное совещание бранч-чифов, которое принимает решение об изгнании из школы Кёкусин каратэдо Такаги Каору, одного из старейших учеников Оямы Масутацу, бранч-чифа острова Хоккайдо.
Инициатором изгнания Такаги Каору явился верховный наставник (сюсэки сихан) и высший советник (сайко комон) Рояма Хацуо (бранч-чиф преф. Сайтама). Рояма установил, что именно Такаги Каору убедил Ояму Тияко и дочерей сосая в необходимости добиваться признания завещания отца недействительным, побудил Тияко написать представленное выше письмо бранч-чифам и организовать пресс-конференцию, воспользовавшись отбытием возможных оппонентов в Осаку. Рояма обвинил Такаги Каору в том, что "он встречался с представителями СМИ, сагитировал семью покойного и подорвал единство Кёкусин кайкан".
Такаги Каору не стал отрицать своего участия в этих событиях, но попытался оправдаться: "По просьбе супруги сосая я познакомил ее с адвокатами, она лишь советовалась со мной - не более!"
Заслушав выступление Такаги, кантё Мацуи Сёкэй предложил исключить его из организации (дзёмэй) и объявить предателем (хамон) и объявил голосование.
На совещании, включая председателя, присутствовало 47 бранч-чифов. При первом голосовании по предложению Мацуи Сёкэй за исключение Такаги Каору из организации и за объявление его предателем проголосовало 22 бранч-чифа.
Не набрав большинства, необходимого для принятия позитивного решения по вопросу, инициаторы изгнания Такаги потребовали переголосовать, исключив из числа голосующих "самого Такаги и тех, кто действовал вместе с ним".
Перед лицом повторного голосования слово взял Мацусима Ёсикадзу, также один из старейших учеников Оямы Масутацу, бранч-чиф преф. Гумма. "Я думаю, что неправильно вот так, запросто, исключать из организации нашего товарища, который был с нами многие годы", - сказал он. Однако Мацусима не смог переломить ход событий.
Прошло повторное голосование, меньшим составом. Результат: за исключение Такаги Каору из организации и за объявление его предателем - 20 человек, против - 4, воздержалось - 16. "Большинством" голосов Такаги исключен из организации и объявлен предателем.
В этой ситуации выступил Масуда Хироси, бранч-чиф преф. Ибараки, который сказал: "Ну, что ж, результат голосования таков, каков есть, но все же было бы лучше вынести окончательное решение по этому вопросу только после того, как члены исполнительного комитета переговорят с бранч-чифом Такаги".
Однако тут сам Такаги Каору поднимается с места и, заявив: "Ну, видимо, уже ничего не поделаешь", - выходит из зала. Видевший это Мацуи Сёкэй заявляет: "Он сам ушел, так что о чем говорить?!"
* * *
Затем новый исполнительный комитет Кёкусин кайкан предложил организовать для потенциальных сторонников Такаги Каору процедуру фумиэ. В токугавскую эпоху "фумиэ" называли процедуру, во время которой европейских моряков, приезжавших в Японию, заставляли топтать ногами святое распятие, отрекаясь от Христа, в знак того, что они не будут вести пропаганду христианства в Японии. Нечто подобное было решено устроить и здесь. Новый исполнительный комитет Кёкусин кайкан потребовал, чтобы бранч-чифы, подозреваемые в союзе с Такаги Каору, "перед лицом всеяпонского совещания бранч-чифов доказали свою невиновность!"
В адрес подозреваемых по несколько раз направлялись письма с требованием явиться на совещание бранч-чифов, "на котором будет проведен допрос о связях с господином Такаги". Однако все адресаты, как один, отвечали на это: "Позиция и образ мыслей господина Такаги были вполне прояснены на том совещании, на котором он был объявлен предателем, и более нам нечего сказать". Подозреваемые в союзе с Такаги Каору решительно отказались являться на "допросы", явно не рассчитывая остаться в организации. И в результате исполнительный комитет Кёкусин кайкан принял решение об их исключении из организации.
Всего из Кёкусин кайкан были исключены и объявлены отступниками четыре бранч-чифа: Андзай Томокити (бранч-чиф южной части преф. Фукусима), Онодэра Кацуми (бранч-чиф преф. Иватэ), Тэдзука Тоору (бранч-чиф северной части преф. Тиба), Хаяси Эйдзиро (бранч-чиф преф. Фукуока). В официальном органе Международной организации каратэдо журнале "Гэккан пава каратэ" (№ 12/1994) об обстоятельствах их исключения сообщалось: "Было достоверно установлено, что они действовали заодно с Такаги Каору, который 27 июня был исключен из организации в наказание за действия, направленные на подрыв порядка в организации, причем исключенные трижды (16 июля, 24 августа, 21 сентября) не явились на совещания бранч-чифов, на которых планировалось допросить их об их связях с Такаги Каору".

1995 год
15 февраля 1995 года

В зале "Мусаси-но ма" на 42 этаже гостиницы "Кёо Плаза" в токийском районе Синдзюку с участием многочисленных представителей спортивных изданий и телеканала "TBS" состоялась пресс-конференция, организованная "Международной организацией каратэдо Кёкусин кайкан", которая позднее получит название "Группа семьи" (Идзоку-ха).
Конференция была организована по случаю назначения Оямы Тияко вторым президентом (нидаймэ кантё) Кёкусин кайкан. Одетая в строгий деловой костюм Ояма Тияко представила журналистам руководителей организации - Такаги Каору, Андзай Томокити, Онодэра Кацуми, Тэдзука Тоору и Хаяси Эйдзиро - и семерых адвокатов, которые участвовали в борьбе за юридическое непризнание "завещания" Оямы Масутацу.
В отчете газеты "Дэйри супоцу" об этом событии говорилось: "С того момента, как в апреле прошлого года ушел из жизни основатель Международной организации каратэдо Кёкусин кайкан, ее верховный глава (сосай) и президент (кантё) Ояма Масутацу, этой организацией в качестве преемника Оямы Масутацу на постах сосай и кантё руководил Мацуи Сёкэй, но 15 числа группа бранч-чифов, считающая назначение Мацуи Сёкэй на эти посты неправомерным, во главе с супругой покойного Оямы Масутацу Ояма Тияко объявила о создании организации с тем же самым названием - Международная организация каратэдо. Что касается наследства Оямы Масутацу, то его супруга ныне требует передачи ей додзё и намерена отстаивать интересы своей семьи в суде".
Фактически произошел раскол японской, а вслед за этим и международной организации Кёкусин кайкан. С этого момента на арене действуют "Группа Мацуи" и "Группа семьи".

Поскольку хроника идет «в печать», что называется, «с колес», уже сейчас имеет место некоторое нарушение порядка событий (отчасти это диктуется необходимость показать логику развертывания событий). В будущем, по окончании работы над хроникой, это упущение будет исправлено. Впрочем, для внимательного читателя даже сейчас это не столь уж серьезная проблема, поскольку, сопоставив даты, несложно расположить события в правильном порядке.

1994 год

18 мая 1994 года
Мацуи Сёкэй подал заявление о регистрации на свое имя прав на 8 торговых марок Кёкусин. При этом Мацуи представил в Бюро регистрации документ о передаче ему прав на торговые марки, которые ранее принадлежали фонду «Кёкусин сёгакукай».
Данные факты некоторое время не были достоянием гласности. Первыми их установили представители так называемой «Группы семьи», которые и распространили информацию об этом среди всех бранч-чифов Кёкусин кайкан.
Торговые марки Кёкусин включают в себя названия «Кёкусин кайкан», «Кёкусин каратэ», вышивку каллиграфической надписи «Кёкусинкай», используемую в качестве нагрудного знака на куртке, логотипы «Канку» (в различных вариантах) и т. д. По сути, данные торговые марки являются интеллектуальной собственностью. Однако для того, чтобы эти изображения и надписи действительно получили статус «интеллектуальной собственности» - в юридическом смысле, требовалось зарегистрировать их с соблюдением соответствующей процедуры. Однако Ояма Масутацу не уделил этому вопросу надлежащего внимания, и только часть торговых марок Кёкусин была зарегистрирована на фонд «Кёкусин сёгакукай».
* * *
В ответном слове ответчика в составе Решения Токийского территориального суда по иску фонда «Кёкусин сёгакукай» к Мацуи Сёкэй о возвращении прав на торговые марки Кёкусин от 27 июля 2006 года Мацуи Сёкэй говорил:
«В том, что ответчик, приблизительно через месяц после кончины покойного В подал заявку на регистрацию прав на торговые марки, имеющие касательство к Кёкусин каратэдо, с учетом состояния дел с использованием торговых марок Кёкусин каратэдо в тот период в организации Кёкусин кайкан, нет ничего неестественного. Дело в том, что в Кёкусин кайкан изначально не уделялось надлежащего внимания вопросам регулирования использования торговых марок Кёкусин каратэдо, и по этой причине в 1990 году ряд иностранных представителей организации, в частности, представитель Кёкусин кайкан в Великобритании (имеется в виде Стив Арнейл – А. Горбылёв), зарегистрировали на себя часть торговых марок Кёкусин каратэдо без получения разрешения от штаб-квартиры Кёкусин кайкан. В связи с этим ответчик, еще до назначения его на пост президента Кёкусин кайкан, был убежден, что нерешенный вопрос регулирования прав на использование торговых марок Кёкусин каратэдо является для Кёкусин кайкан чрезвычайно важным. Кроме того, к 1994 году, к году кончины покойного В, организация Кёкусин кайкан уже превратилась в огромную организацию, насчитывающую 12 миллионов членов в 130 странах мира, в связи с чем, по причине утраты центростремительной силы из-за кончины покойного В, существовала вероятность нарушения единства организации. В этих условиях от ответчика, как от законного преемника покойного В, назначенного президентом Кёкусин кайкан, требовалось как можно быстрее урегулировать вопрос принадлежности прав на торговые марки Кёкусин каратэдо, чтобы обеспечить сохранение единства организации Кёкусин кайкан…
… ответчик консультировался по вопросу передачи прав на торговые марки группы № 1 настоящего дела со свидетелями письменного завещания и другими лицами, а что касается практической стороны процедуры передачи прав, то передача была осуществлена в соответствии с указаниями, которые ответчик получил от адвоката J, сотрудника Юридической консультации Ёнэцу, и от специалиста патентного бюро.
Составленное для ответчика указанными выше специалистами свидетельство о передаче прав было скреплено печатью господина F (или же ответчик скрепил данный документ печатью, получив разрешение на это от господина F). В этой связи при оформлении передачи прав ответчик лично навестил личный дом господина F и получил от господина F согласие на передачу ему прав на данные торговые марки» (с. 22-24).
Отвечая на это заявление ответчика, представители истца – фонда «Кёкусин сёгакукай» заявили:
«Отвечая на заявление ответчика, истец вынужден заявить, что не признает факт передачи прав на торговые марки группы № 1 настоящего дела, поскольку свидетельство о передаче прав на торговые марки группы № 1 настоящего дела является фальшивкой, изготовленной ответчиком.
А. Текст настоящего свидетельства о передаче прав на торговые марки, за исключением даты, набран на текстовом процессоре «вапро», и в нем нет ни единого фрагмента, который был бы вписан в документ лично господином F, который в то время являлся представителем истца. Причем печать председателя совета директоров, которой скреплен данный документ, не является подлинной официально зарегистрированной печатью председателя совета директоров. При этом, заняв пост главы Кёкусин кайкан в качестве преемника, ответчик получил по наследству и все печати, хранившиеся у покойного В, в связи с чем имел объективную возможность изготовить настоящее свидетельство о передаче прав на торговые марки без получения согласия господина F.
И. Госпожа К прямо заявляет о том, что в мае 1994 года ответчик не посещал их дом. Кроме того, господин L, служивший в то время секретарем господина F, прямо заявляет о том, что в мае 1994 года ответчик не обращался к нему с просьбой о встрече с господином F. С другой стороны, устные и письменные заявления ответчика о посещении им дома господина F изобилуют нестыковками:
a) Так, в одном случае ответчик заявляет, что в мае 1994 года посетил дом господина F, что он привез с собой настоящее свидетельство о передаче прав на торговые марки, а также хранившуюся у ответчика печать члена совета директоров – официального представителя компании (дайхё ридзи), и там же, в доме господина F, господин F скрепил настоящее свидетельство о передаче прав на торговые марки (Предварительное заявление ответчика, от 20 июля 2005 года, документ 2, с. 9).
b) В другом случае ответчик заявляет: «Просмотрев свои тогдашние записи и обдумав все еще раз, сейчас я думаю, что, наверное, посетил дом господина F в июле» (Письменные показания ответчика, д. 2, с. 70).
c) В третьем случае ответчик заявил, что не помнит, было ли свидетельство о передаче прав на торговые марки скреплено печатью в тот же день или же он привез с собой уже скрепленный печатью документ и лишь получил согласие господина F на его использование (показания ответчика под присягой в суде)» (с. 25-26).
* * *
В тексте судебного решения, выставленном для всеобщего обозрения в сети Интернет, латинской буквой В зашифрован покойный Ояма Масутацу, ответчик, соответственно, – Мацуи Сёкэй, «господин F» – тогдашний председатель Совета директоров фонда «Кёкусин сёгакукай» господин Сиоцугу, «госпожа К» - супруга Сиоцугу.
* * *
Изучив все обстоятельства, показания истца и ответчика, свидетельские показания по данному делу, Токийский территориальный суд установил, что Мацуи Сёкэй предпринял две попытки регистрации торговых марок Кёкусин на свое имя.
Первая его заявка была отвергнута на том основании, что эти права ранее были зарегистрированы на фонд «Кёкусин сёгакукай». Японское бюро торговых марок также определило, что значение торговых марок Кёкусин слишком велико, чтобы права на них могли быть переданы одному физическому лицу.
Тогда Мацуи Сёкэй обратился в Бюро вторично, предоставив свидетельство о передаче ему прав на данные торговые марки, подписанное председателем совета директоров фонда «Кёкусин сёгакукай» господина Сиоцугу и письмо одного из ключевых членов Совета директоров Фонда, господина Умэда Ёсиаки, который якобы от имени Совета директоров Фонда согласился на передачу Мацуи прав на торговые марки Кёкусин. В результате Японское бюро торговых марок зарегистрировало торговые марки Кёкусин на имя Мацуи Сёкэй.
В ходе судебного разбирательства было установлено, что Умэда Ёсиаки указанного выше письма не подписывал, что Мацуи Сёкэй фальсифицировал свидетельство о передаче ему прав на торговые марки Кёкусин (за подписью Сиоцугу). В результате Токийский территориальный суд 27 июля 2006 года принял решение о возвращении фонду «Кёкусин сёгакукай» прав на группу торговых марок Кёкусин (ряд различных вариантов логотипа Кёкусин «Канку»).

Июнь 1994 года
Изменены надписи на конвертах, сертификатах на ученические разряды кю и мастерские разряды дан Международной организации каратэдо Кёкусин кайкан, в частности, с них исчезает имя Оямы Масутацу.

15 июля 1994 года
Ояма Эки, средняя дочь Оямы Масутацу, обратилась к бранч-чифам Международной организации каратэдо Кекусинкай и к общественности с письмом, в котором в очередной раз заявила о непризнании завещания Оямы.

* * *
ДОКУМЕНТ

15 июля 1994 года
от Грейс-Эки Ояма

Бранч-чифам Международной организации каратэдо Кекусинкай

Я, нижеподписавшаяся Грейс-Эки Ояма, средняя дочь Оямы Масутацу, основателя и сосая Международной организации каратэдо Кекусинкай, от имени своей семьи – от имени моей матери Ояма Тияко, моей старшей сестры Ояма-Цуура Руйко, младшей сестры Ояма Кристины-Кикуко и себя лично, хочу обратиться к вам, а также к общественности со следующим заявлением
Семья Оямы не может признать завещание Маса Оямы ни юридически правомочным, ни подлинным. Данный документ не был составлен Оямой собственноручно. Данный документ не был им подписан. На данном документе нет его личной печати или даже отпечатка пальца, что подтверждало бы его подлинность. Не существует магнитофонных записей, видеозаписей или каких-либо других документов, подтверждающих, что завещание, на которое ныне ссылаются, действительно было его последней волей. Фактически семья Оямы не была информирована о существовании этого завещания вплоть до кончины Маса Оямы. Спустя лишь неделю мы получили фотокопию с экземпляра завещания от доктора Умэда. Семья до сих пор не получила оригинал или объяснение адвоката, который предположительно составил этот документ. В чем причины такой задержки?
Только после того, как 20 июня 1994 года мы сделали заявление в прессе, через средства массовой информации мы узнали, что завещание было составлено адвокатом Ёнэцу по форме «завещания, составляемого в критической ситуации». Нам это представляется весьма странным, поскольку мой отец был более чем достаточно здоров, чтобы лично составить столь серьезный документ. Кроме того, нет никакого заявления лечащего врача, удостоверяющего состояние здоровья моего отца на момент составления завещания. Однако семья знает, что он был в достаточно здравом уме и твердой памяти, чтобы составить этот документ в соответствии с принятой и юридически-правильной процедурой.
Факт: Все еще не представлено каких-либо весомых доказательств того, что данное завещание, составленное по форме «завещания, составляемого в критической ситуации», в действительности отражает волю Маса Оямы как по содержанию, так и по форме. Причем так называемыми свидетелями составления завещания являются лица, которые прямо или косвенно извлекают финансовые выгоды из этого документа. По японским законам это является недопустимым.
Факт: Никогда и нигде мой отец не писал, что назначает господина Мацуи, нынешнего кантё Кекусинкай, руководителем Организации.
Факт: Моя мать, которая помогала создавать эту Организацию с момента самого ее зарождения, вежливо попросила господина Мацуи не приходить в штаб-квартиру до тех пор, пока ситуация не будет урегулирована правовыми способами. Он же, не имея на то никакого законного права, нагло и грубо проигнорировал эту просьбу и по-прежнему представляется официальным главой каратэ Кёкусинкай.
Факт: Семья Оямы не получила пожертвования, собранные похоронным комитетом в связи с похоронами моего отца, что является традиционным японским обычаем и законным правом.
Факт: Господин Мацуи, приняв назначение на пост нового кантё Кекусинкай, самовольно прекратил всю финансовую поддержку семье Оямы, в том числе установленную ранее моим отцом. Речь идет, в частности, о платежах по банковским закладным за дом в Токио, где жили мои мать и отец.
Факт: Господин Мацуи и другие публично в беспрецедентной манере заявили, что семья Оямы делает заявления исключительно ради своей личной финансовой выгоды. НИЧТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ДАЛЬШЕ ОТ ИСТИНЫ! Мы лишь хотим раскрыть сомнительные обстоятельства, касающиеся смерти отца, его завещания и будущего Организации, в которую должна входить моя мать. На поминальной службе в память о моем отце 20 июня 1994 года в в поминальном комплексе Аояма семья Оямы отказалась разрешить, чтобы его прах использовался в церемонии, продемонстрировав тем самым наше неодобрение методов ведения дел, включая составление завещания, назначение руководства Организации и другие вопросы, связанные со смертью Оямы. Вплоть до настоящего момента семья Оямы находилась в блокаде, наши указания саботировались, нам фактически препятствовали делать публичные заявления.
В завершение я хочу обратиться ко всем, кто предан духу сосая Оямы Масутацу, его учению, которому он отдавал самого себя на протяжении всего своего пути в постижении духа боевого искусства, с просьбой помочь нам в осуществлении его мечты. Мы сожалеем, что нам приходится прибегать к помощи закона, чтобы защитить целостность Международной организации каратэдо Кекусинкай, однако мы считаем, что, в связи с таинственными обстоятельствами смерти Маса Оямы, с подозрительными обстоятельствами составления его завещания, необходимы решительные действия.
Следует заметить, что секретарь Маса Оямы госпожа Ватанабэ в конечном итоге была уволена и больше никоим образом не связана ни с Организацией, ни с семьей Оямы.
N. B. Я хотела бы завершить это послание цитатой из моего отца: «Природа и цель Воинского Пути универсальны. Все эгоистические желания должны сгореть в закаляющем огне упорной тренировки».

Со смирением и почтением к вам,
Грейс-Эки Ояма.

* * *

19 октября 1994 года
Мацуи Сёкэй самовольно назначил самого себя президентом акционерной компании «Great Mountains Inc.» (яп. «Гурэто маунтэн»).
Акционерная компания «Great Mountains Inc.» была создана при жизни Оямы Мацутацу в октябре 1993 года с целью строительства нового здания Кёкусин кайкан. В частности, данная компания должна была заниматься сбором пожертвований учеников и сочувствующих лиц на строительство нового хомбу и в период до начала строительства управлять собранными средствами (используя их для инвестиций и т.д.). В момент создания компании были назначены около 20 директоров (якуин) для осуществления коллективного управления компанией под председательством председателя совета директоров.
Несмотря на такую систему управления, никакого собрания директоров с целью избрания и назначения Мацуи Сёкэй на пост председателя совета директоров или хотя бы с целью оповещения всех директоров компании о таковом назначении проведено не было. Это стало возможным, в частности, в связи с тяжелой болезнью тогдашнего председателя совета директоров Сиоцугу. Фактически, Мацуи Сёкэй захватил власть в компании. Ему были переданы печать и банковская расчетная книжка. Дальнейшее их местонахождение остается для других бранч-чифов неизвестным (см.: Иэтака Ясухико. Дзицуроку!! Кёкусин дайран. Ояма Масутацу-но си то, дзэнкоку какуха-но синдзицу ("Документальная история!! Великая смута Кёкусин. Кончина Оямы Масутацу и правда о группировках Кёкусин по всей Японии). Токио, "Тохо сюппан кабусики кайся", 2006 г., с. 250-251.).
* * *
Из заявления истца, фонда «Кёкусин сёгакукай», в составе Решения Токийского территориального суда по иску фонда «Кёкусин сёгакукай» к Мацуи Сёкэй о возвращении прав на торговые марки «Кёкусин» от 27 июля 2006 года:
«Господин G, являющийся одним из управляющих акционерной компании «Гурэто маунтэн», а также господин H, с самого начала являвшийся членом Комитета по строительству нового здания Кёкусин кайкан», инвестировавший свои личные средства в акционерную компанию «Гурэто маунтэн», обратились к ответчику с требованием прояснить существование капитала компании в размере 250 100 000 иен (ок. 2 миллионов 300 тысяч долларов США – А. Г.) или дать отчет о путях их расходования, однако ответчик вплоть до настоящего момента отказывается выполнить это требование (кроме того, акционерная компания «Гурэто маунтэн» 17 марта 2006 года обратилась в Токийский территориальный суд с иском о взыскании с истца части означенной суммы 250 100 000 иен в размере 130 000 000 (ок. 1 миллиона 180 тысяч долларов США – А. Г.))» (с. 17).
* * *
В тексте судебного решения, выставленном для всеобщего обозрения в сети Интернет, латинской буквой G зашифрован представитель ответчика – фонда «Кёкусин сёгакукай» Умэда Ёсиаки, ответчик, соответственно, – Мацуи Сёкэй.

11 ноября 1994 года
Исключенные из Кёкусин кайкан и образовавшие «группу семьи» бранч-чифы (Такаги Каору, Андзай Томокити, Онодэра Кацуми, Тэдзука Тоору и Хаяси Эйдзиро) обратились в Токийский территориальный суд с Ходатайством об издании постановления о временной приостановке исполнения обязанностей Мацуи Сёкэй на посту кантё Кёкусин кайкан. В этом ходатайстве содержалась детальная критика юридической состоятельности завещания Оямы Масутацу.

* * *
ДОКУМЕНТ (ФРАГМЕНТ)

3. Претензии к существованию так называемого завещания и спорные моменты его содержания

Жена покойного Ояма Тияко узнала о существовании завещания и о его содержании только около 6 часов вечера 6 мая 6 года Хэйсэй (1994), когда по приглашению доктора Умэда Ёсиаки приехала в ресторан «Хотэру кайётэй» в Иокогаме, где и получила от вышеозначенного Умэда Ёсиаки копию этого документа.
Завещание состоит из двух документов, и оба они составлены по форме «завещания, составляемого в критической ситуации» (кикюдзи юйгон), определяемой статьей 976 Гражданского кодекса. Однако в означенном завещании имеются следующие спорные моменты:

А. Замечания по процедуре составления завещания
Ояма Тияко, как уже говорилось выше, в период нахождения сосая в госпитале ежедневно находилась при нем в качестве сиделки, возвращаясь домой лишь на ночь. Это касается и тех трех дней – с 17 по 19 апреля, когда якобы составлялось это завещание.
Супруга покойного впервые встретилась с адвокатом Ёнэцу Ицуо около 15 часов 17 апреля. Это произошло в палате, где сосай представил ей Ёнэцу Ицуо в качестве отца Ёнэцу Хитоси.
Подписавшие завещание в качестве свидетелей Умэда Ёсиаки, Куросава Акира, Ониси Ясуто и Ёнэцу Хитоси находились в холле госпитального корпуса и не проходили в палату.
В связи с этим представляется невозможным, что эти пятеро прошли в палату, что завещание составлялось при них и что, наконец, это завещание было зачитано в присутствии всех этих пятерых свидетелей.
Кроме того, даже если предположить, что таковое завещание было составлено, возникает вопрос, почему же при составлении этого завещания его составители не сочли нужным хотя бы раз посоветоваться с супругой Оямы, которая, со времени их женитьбы, делила с ним все радости и горести и помогала сосаю в работе в качестве главы секретариата Международной организации каратэдо и генеральной штаб-квартиры Кёкусин кайкан?

Б. Замечания по подбору свидетелей
a) Сосай крайне негативно относился к связям с преступными организациями, но при этом свидетель Куросава Акира являлся «бригадиром» «бригады Куросава», входящей в мафиозную группировку Ямагути-гуми, и его прежние судимости и его прошлое сами по себе дают основания для определенных предположений.
b) Свидетель Ёнэцу Хитоси являлся секретарем вице-президента компании «Сисэйдо», он познакомился с сосаем всего лишь около двух лет назад, рассчитывая использовать сосая для повышения объемов продаж компании «Сисэйдо» в Южной Корее и в Китае и едва ли пользовался таким доверием сосая, чтобы быть приглашенным в качестве свидетеля при составлении завещания.
c) Свидетель Ониси Ясуто поддерживал близкие отношения с Куросава Акира, на определенный период времени он покинул Кёкусинкай и создал организацию, противостоявшую Кёкусинкай; невероятно, чтобы такой человек пользовался доверием сосая.
d) Свидетель Умэда Ёсиаки являлся управляющим акционерной компании «Great Mountains Inc.» с момента ее создания, однако в завещании (документ № 1, пункт 6) определяется, что самые ценные для сосая земли и здания Кёкусин кайкан передаются в дар компании «Great Mountain Inc.», равно как и все капиталовложения Кёкусин кайкан, что означает, что Умэда Ёсиаки являлся заинтересованным лицом и едва ли мог выступать в качестве свидетеля.
e) Если бы сосай действительно желал составить завещание, то он несомненно пригласил бы в качестве свидетелей бранч-чифов; мы полагаем в высшей степени противоестественным, что ни один из бранч-чифов не был приглашен в качестве свидетеля при составлении завещания.

В. Замечания по содержанию завещания
a) Сосай, обладая достаточно светлой головой, был человеком в высшей степени властным и авторитарным, и обращаясь к другим часто использовал приказной тон и приказные формы, не особо церемонясь с выражениями. Поэтому использование в завещании конструкции «выражаю желание, чтобы…» (…ситэ хосий) является ненатуральным.
b) Свою вторую дочь сосай назвал именем «Эки». А между тем в завещании (документ № 1, пункты 9 и 11) она записана, как «Экико»; если бы составитель завещания и свидетель Ёнэцу Ицуо действительно зачитал текст завещания вслух, эта ошибка едва ли была бы упущена.
c) Настоящее имя старшей дочери сосая – Руйко, а между тем в завещании (документ № 1, пункты 10 и 11) она именуется «Кэйки»; так же, как и предыдущая ошибка, эта ошибка едва ли могла быть упущена, если бы завещание действительно было зачитано вслух.
d) Свидетель Умэда Ёсиаки с момента создания акционерной компании «Great Mountains Inc.» являлся ее единственным управляющим, при том, что сосай не являлся ни держателем акций, ни сотрудником указанной компании. Следовательно, сосай не мог, как это указано в завещании (документ № 1, пункт 2), выражать желание, чтобы вышеозначенный Умэда был назначен президентом этой компании и т.д. и т.п.
e) Относительно земли и здания Кёкусин кайкан в районе Икэбукуро сосай неоднократно говорил своей жене Тияко, что когда будет построено новое здание Кёкусин кайкан, они будут жить в нем, и оба супруга очень радовались в ожидании переезда; в этой связи передача земли и здания в дар другой стороне, как представляется, идет в полный разрез с волей сосая.
* * *
Не вдаваясь в подробности, справедливости ради отмечу, что значительная часть высказанных претензий была на суде отметена как несостоятельная (А. Горбылёв).

1995 год
11 января 1995 года

С целью обеспечения поступления средств на содержание генеральной штаб-квартиры Мацуи Сёкэй выступает с предложением ввести единую систему членских карточек для точного учета всех членов Международной организации каратэдо и сбора членских взносов в размере 3 % от оплаты занятий в додзё ежемесячно.

30 января 1995 года
Международная организация каратэдо Кёкусин кайкан приступает к реализации программы унификации движений кихон и ката.

15 февраля 1995 года
В зале "Мусаси-но ма" на 42 этаже гостиницы "Кёо Плаза" в токийском районе Синдзюку с участием многочисленных представителей спортивных изданий и телеканала "TBS" состоялась пресс-конференция, организованная "Международной организацией каратэдо Кёкусин кайкан", которая позднее получит название "Группа семьи" (Идзоку-ха).
Конференция была организована по случаю назначения Оямы Тияко вторым президентом (нидаймэ кантё) Кёкусин кайкан. Одетая в строгий деловой костюм Ояма Тияко представила журналистам руководителей организации - Такаги Каору, Андзай Томокити, Онодэра Кацуми, Тэдзука Тоору и Хаяси Эйдзиро - и семерых адвокатов, которые участвовали в борьбе за юридическое непризнание "завещания" Оямы Масутацу.
В отчете газеты "Дэйри супоцу" об этом событии говорилось: "С того момента, как в апреле прошлого года ушел из жизни основатель Международной организации каратэдо Кёкусин кайкан, ее верховный глава (сосай) и президент (кантё) Ояма Масутацу, этой организацией в качестве преемника Оямы Масутацу на постах сосай и кантё руководил Мацуи Сёкэй, но 15 числа группа бранч-чифов, считающая назначение Мацуи Сёкэй на эти посты неправомерным, во главе с супругой покойного Оямы Масутацу Ояма Тияко объявила о создании организации с тем же самым названием - Международная организация каратэдо. Что касается наследства Оямы Масутацу, то его супруга ныне требует передачи ей додзё и намерена отстаивать интересы своей семьи в суде".
Фактически произошел раскол японской, а вслед за этим и международной организации Кёкусин кайкан. С этого момента на арене действуют "Группа Мацуи" и "Группа семьи".

9 марта 1995 года
Состоялось чрезвычайное всеяпонское совещание бранч-чифов Группы Мацуи. Совещание проходило под председательством Нисида Юкио (глава отделений в Токио Дзёхоку и в Канагава Сёнан) и Санпэй Кэйдзи (глава Северного отделения Кёкусин кайкан в преф. Фукусима), двух лидеров сложившейся к тому времени антимацуевской оппозиции. Кантё Мацуи Сёкэй на совещание приглашен не был. О совещании до самого последнего момента не были оповещены и бранч-чифы Года Юдзо и Ямада Масатоси, которые считались сторонниками Мацуи.
Это совещание в конечном итоге вылилось в своего рода суд над Мацуи в отсутствие обвиняемого. Один за другим бранч-чифы высказывали критические замечания, недовольство, сомнения в отношении действий Мацуи на посту кантё. Завершилось совещание голосованием, в ходе которого бранч-чифы отвечали на вопрос: "Доверяете ли вы Мацуи Сёкэй как кантё или нет?" Результат: доверяю - 1, доверяю частично (необходимо корректировать курс) - 21 человек, абсолютно не доверяю - 14 бранч-чифов.
Года Юдзо, сторонник Мацуи Сёкэй, потребовал от совещания пригласить кантё для дачи объяснений и обсуждения проблем.

10 марта 1995 года
Всеяпонское совещание бранч-чифов собралось вторично, на этот раз - с участием Мацуи Сёкэй.
Бранч-чифы вновь повторили кантё свои претензии и выразили недовольство его курсом. Были высказаны предложения по оказанию финансовой поддержки семье сосая, критические замечания в связи с исключением 5 бранч-чифов, образовавших Группу семьи, и предложения сесть с ними за стол переговоров и мирно урегулировать все проблемы.
Мацуи выслушивал критику в свой адрес, в ряде случаев оправдывался, однако его ответы не смогли удовлетворить антимацуевскую оппозицию. По ее настрою было видно, что противникам Мацуи не нужны его оправдания, что их цель вполне определилась: свалить Мацуи любой ценой. Совещание завершилось выступлением Ямада Масатоси, полным разочарования: "Я принимаю ответственность за произошедшее и подаю в отставку…"

5 апреля 1995 года. 14:00.
В Токио началось чрезвычайное совещание японских бранч-чифов.
Первоначально на этот день было запланировано регулярное ежемесячное совещание Совета бранч-чифов (Сибутё кёгикай), состоявшего из представителей округов, в каждый из которых входило несколько отделений. На совещание кантё Мацуи прибыл в сопровождении своих ближайших соратников - сэнсэев Года и Ямада.
Войдя в зал, группа Мацуи сразу почувствовала неладное - в зале было гораздо больше бранч-чифов, нежели должно было присутствовать на совещании Совета бранч-чифов. Причем большинство бранч-чифов были одеты в форменные желтые пиджаки, обязательные для совещания всех бранч-чифов, но необычные для совещаний Совета бранч-чифов. Быстро выяснилось, что, вместо запланированного совещания Совета бранч-чифов, состоится чрезвычайное всеяпонское совещание бранч-чифов.
После того, как участники совещания расселись по местам, заместитель председателя Совета бранч-чифов Санпэй Кэйдзи (глава Северного отделения Кёкусин кайкан в преф. Фукусима) объявил, что данное чрезвычайное совещание бранч-чифов созвано в связи с тем, что в Совет бранч-чифов "поступило предложение о снятии Мацуи Сёкэй с должности кантё".
Затем председатель Совета бранч-чифов Нисида Юкио (глава отделений в Токио Дзёхоку и в Канагава Сёнан) сразу предложил проголосовать по данному предложению. Итог голосования:
за снятие Мацуи Сёкэй с должности кантё - 35 человек,
против - 3,
не участвовало в голосовании - 10 человек (всего на тот момент в японской организации Кёкусин кайкан имелось 48 бранч-чифов).
* * *
Вечером того же дня в гостинице "Токио кокусай канко хотэру" представители Совета бранч-чифов дали пресс-конференцию. На ней было зачитано и приведенное ниже официальное обращение.
* * *
ДОКУМЕНТ

ОФИЦИАЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ

1. Сегодня в 14 часов Совет бранч-чифов Кёкусин кайкан собрался на чрезвычайное совещание, в результате которого принял решение о смещении Мацуи Сёкэй с поста президента Кёкусин кайкан.
2. Мы, представители Совета бранч-чифов Кёкусин кайкан, который является высшим законодательным органом Кёкусин кайкан, 10 мая 1994 года избрали Мацуи Сёкэй новым президентом Кёкусин кайкан. По прошествии десяти месяцев с момента его назначения, в течение которых мы внимательно следили за тем, насколько Мацуи Сёкэй соответствует посту нового президента Кёкусин кайкан, с каким рвением он работает, мы твердо убедились в том, что Мацуи Сёкэй не обладает способностями и качествами, необходимыми для того, чтобы исполнять обязанности президента Кёкусин кайкан, в связи с чем сегодня было принято решение о смещении его с поста президента.
3. Причины смещения Мацуи Сёкэй с поста президента состоят в следующем:
1) приватизация Кёкусинкай;
2) самоуправство;
3) непрозрачное управление организацией.
Вскоре после его назначения на пост кантё Мацуи-кун без каких-либо консультаций с нами, то есть с Советом бранч-чифов, зарегистрировал на себя лично название "Кёкусинкай" и торговые марки.
На совещании бранч-чифов, на котором он был избран кантё, было принято решение о том, что в будущем титул "сосай" ("верховный глава") никогда не будет использоваться в отношении кого бы то ни было, кроме сосая Ояма. Однако, несмотря на то, что Мацуи-кун был избран лишь кантё, он, где только было возможно, представлялся "сосаем".
Таким образом, наряду с приватизацией Кёкусин кайкан, Мацуи-кун в одностороннем порядке нарушил решение Совета бранч-чифов, нарушил договор.
Наконец, в управлении организацией он действовал самоуправно.
4. Такая позиция Мацуи-кун не согласуется с высшей целью Кёкусин каратэ, которая состоит в формировании истинного человеческого характера посредством практики Кёкусин каратэ.
Стоящие наверху должны внимать мнению тех, кто стоит внизу, учитывать его и реализовать их пожелания в практической деятельности, что обеспечивает почитание младшими старших, делает возможным прочные доверительные отношения. Только благодаря таким доверительным отношениям между учителями и учениками, между высшими и низшими можно продолжать, не ведая сомнений, те суровые тренировки, которые характеризуют Кёкусин каратэ; именно благодаря таким доверительным отношениям и возможно совершенствование личности посредством практики Кёкусин каратэ.
Однако Мацуи-кун разрушил эти самые доверительные отношения, и подавляющее большинство бранч-чифов, которые образуют становой хребет нашей организации Кёкусин кайкан, выступили против Мацуи-кун, поскольку не могут доверять ему, и в связи с этим сегодня было принято решение сместить Мацуи-кун с поста кантё.
5. Мы, как законные воспреемники Кёкусин каратэ, под руководством Председателя Совета бранч-чифов Кёкусин кайкан Нисида Юкио, в рамках новой системы желаем проливать пот совместно с другими бранч-чифами, инструкторами и учениками, которые поддерживают Кёкусин кайкан, и в суровых тренировках распространять и развивать Кёкусин каратэ.
6. Поскольку Мацуи-кун как кантё утратил доверие Кёкусин кайкан, он должен немедленно покинуть здание генеральной штаб-квартиры Кёкусин кайкан и передать его Совету бранч-чифов. Но если Мацуи-кун, не тратя время, осознает свои ошибки, примет меры к их исправлению и в качестве одного из бранч-чифов будет проливать пот вместе с нами, мы готовы принять его.
7. Наконец, мы всегда будем заботиться о семье сосая Ояма.
В настоящий момент в связи со сложившейся чрезвычайной ситуацией мы вынуждены ограничиться лишь этим заявлением, но в дальнейшем, через некоторое время, мы планируем вступить в переговоры с семьей сосая.
Все!

5 апреля 1995 года
Председатель Совета бранч-чифов Кёкусин кайкан Нисида Юкио
Заместитель председателя Совета бранч-чифов Кёкусин кайкан Хасэгава Коки
Заместитель председателя Совета бранч-чифов Кёкусин кайкан Санпэй Кэйдзи

* * *

Таким образом, подавляющим большинством голосов бранч-чифов Мацуи Сёкэй был отставлен с поста кантё - президента организации Кёкусин кайкан.
С этого момента отсчитывают историю так называемой Группы Совета бранч-чифов. Соответственно, с этого момента на арене действуют уже 3 группировки Кёкусин - "Группа Мацуи", "Группа семьи" и "Группа Совета бранч-чифов".
Хотя формально Совет бранч-чифов выступал под руководством Нисиды Юкио, как показали дальнейшие события, подлинным лидером этой группы был Санпэй Кэйдзи. Уже на первой пресс-конференции Группы Совета бранч-чифов именно он отвечал на подавляющее большинство вопросов журналистов.
Большую роль в формировании антимацуевской оппозиции сыграл и Хиросигэ Цуёси, однако позднее, под давлением учеников - спортсменов топ-уровня, считавших более целесообразным для себя участие в турнирах Группы Мацуи, Хиросигэ был вынужден повиниться и вернуться в Группу Мацуи.

6 апреля 1995 года. Около 19:00.
Группа Мацуи в зале "Мэтропоритан Холл" организовала "дружескую беседу" с журналистами, на которой Мацуи Сёкэй и его сторонники постарались опровергнуть "инсинуации" Группы Совета бранч-чифов, сделанные накануне, и сформировать положительное мнение о Мацуи у прессы.
На "беседе", помимо самого Мацуи, присутствовали Года Юдзо, Рояма Хацуо, Ямада Масатоси, Хамада Сикиясу (бранч-чиф преф. Исикава), Кояма Акио (бранч-чиф префектур Тоттори и Симанэ).
Группа Мацуи постаралась избежать официоза в общении с журналистами и превратить встречу в своего рода "беседу по душам", но одновременно четко сформулировать свой ответ на претензии Совета бранч-чифов.
Мацуи Сёкэй подтвердил, что подал заявку на регистрацию названия и торговых марок Кёкусин на себя лично, мотивировав это тем, что организация Кёкусин кайкан не имела статуса юридического лица. Он сказал, что сообщил о своем поступке высшим советникам Кёкусин кайкан Года Юдзо и Рояма Хацуо и выразил сожаление, что своевременно не проинформировал об этом Совет бранч-чифов. При этом, как заявил Мацуи, он действовал как преемник сосая Ояма Масутацу, принявший на себя бремя ответственности за исполнение воли покойного учителя, а потому ни о какой "приватизации" Кёкусин кайкан не может быть и речи. Затем Мацуи Сёкэй заверил журналистов, что, как только Кёкусин кайкан будет официально зарегистрирована как общественная некоммерческая организация, он немедленно передаст ей все права.
Мацуи Сёкэй заявил, что в его действиях не было никакого самоуправства, и что он ни разу не представлялся "сосаем Кёкусин кайкан"… кроме как на официальных конвертах и в печатных изданиях организации. Можно ли это расценивать как "самоуправство"? - риторически спрашивал Мацуи у собравшихся.
Он отметил, что Международная организация каратэдо и Кёкусин кайкан являются двумя независимыми структурами, причем глава Международной организации носил титул "сосай", а глава Кёкусин кайкан - титул "кантё". Он же, Мацуи, возглавляет обе структуры, со всеми вытекающими из этого следствиями. Одновременно, Мацуи заверил журналистов, что считает возможным впредь использовать титул "сосай" только по отношению к покойному Ояме Масутацу, а самому именоваться только "кантё".
Что же касается обвинения в "непрозрачном управлении организацией", то Мацуи Сёкэй подробно остановился на одном эпизоде, в котором его противники усмотрели признаки нечистоплотности его поведения.
Во время официальных похорон Оямы Масутацу, организованных Кёкусин кайкан, несколько тысяч человек, пришедших проститься с сосаем, внесли пожертвования. По словам Мацуи, первоначально планировалось направлять эти пожертвования на специальный счет в банке, однако банк отказал Кёкусин кайкан в этой услуге под предлогом того, что у него нет возможности составить поименный список жертвователей с указанием всех подробностей пожертвования. Поэтому Мацуи решил организовать эту процедуру путем привлечения сотрудников собственного офиса. Калькуляция денег производилась несколько дней несколькими сотрудниками офиса из управления делами и секретариата. Были составлены поименные списки жертвователей, все было выверено, после чего деньги были переданы в банк. Так что - никаких проблем! Единственная проблема - в том, что он, Мацуи, не объяснил своевременно все это Совету бранч-чифов.
При этом общая сумма расходов на проведение официальных похорон составила чистыми около 5 миллионов иен, и, не сведя концы с концами, Мацуи Сёкэй, по его словам, был вынужден обратиться за советом к Года Юдзо и Рояма Хацуо и далее - за финансовой помощью к бранч-чифам.
Собрав необходимые для оплаты услуг похоронной компании деньги, Мацуи одновременно договорился с компанией об оплате ее услуг частями. В результате у него возникла идея использовать оказавшиеся в его распоряжении 5 миллионов иен для оплаты текущих расходов Кёкусин кайкан.
Мацуи пояснил, что, поскольку имевшиеся у штаб-квартиры Кёкусин кайкан банковские депозиты невозможно было четко разделить на личные вклады Оямы и вклады, принадлежащие Кёкусин кайкан, ввиду сложившихся к тому моменту отношений с семьей покойного, он не мог использовать эти средства и, соответственно, у него не было необходимых средств для обеспечения жизнедеятельности Кёкусин кайкан. В итоге Мацуи опять-таки выразил сожаление, что не оповестил своевременно Совет бранч-чифов о том, что использовал часть средств, собранных для оплаты похорон, на оплату текущих расходов Кёкусин кайкан.
* * *
Маленький комментарий (по личному опыту участию в похоронах Оямы Тияко): обычная сумма пожертвования составляет 5 - 10 тысяч иен (50-100 долларов США). Исходя из этого, можно составить представление о примерной сумме пожертвований на похороны Оямы Масутацу.
* * *
В завершение пресс-конференции Мацуи Сёкэй сказал: "Я собирался вести дела, взяв всю ответственность на себя, но такой стиль работы был расценен как самоуправство. В результате сейчас мне не ясно, какими же полномочиями я реально обладаю…".
Признавая свои ошибки и прося за них прощения, Мацуи Сёкэй одновременно продемонстрировал полную решимость продолжать работу на посту кантё.
Присутствовавшие на конференции лидеры Группы Мацуи - Года, Рояма, Ямада, Хамаи и другие - высказались за переговоры с Группой Совета бранч-чифов, считая, что противоречия могут быть сняты, и единство организации сохранено. При этом прозвучали, в частности, и такие слова: "Едва ли можно требовать от Мацуи, который занял пост кантё в столь молодом возрасте, чтобы он был совершенен на все сто процентов… В такой ситуации задача бранч-чифов - помогать ему… Он не совершил действительно серьезных промашек, почему же тогда принимают решение снять его с поста кантё всего через десять месяцев после назначения?!"
В завершение сторонники Мацуи четко сформулировали свою позицию: "Мацуи Сёкэй стал кантё по воле сосая Ояма Масутацу, и поэтому мы будем продолжать поддерживать его".

7 апреля 1995 года
В ответ на пресс-конференцию, которую накануне дала Группа Мацуи, Группа Совета бранч-чифов дала свою пресс-конференцию.
На этой пресс-конференции Санпэй Кэйдзи никак не комментировал заявления, сделанные Мацуи накануне, его объяснения своих поступков, но вновь говорил только о законности решения Всеяпонского совещания бранч-чифов о смещении Мацуи с поста кантё. Санпэй особо подчеркнул, что именно Группа Совета бранч-чифов является законной правопреемницей Кёкусин кайкан Оямы Масутацу.
Выступление Санпэй показало, что Совет бранч-чифов не собирается идти ни на какие компромиссы и уступки. Становилось очевидно, что примирение двух группировок - Группы Мацуи и Группы Совета бранч-чифов - невозможно. Через несколько дней в спортивных газетах появились первые заметки с заголовками "Раскол Кёкусин кайкан"…

* * *
В тот же день поступило решение Токийского территориального суда о признании завещания Оямы Масутацу недействительным.

* * *

ДОКУМЕНТ
Решение суда по делу № 5615 (1994 г.) и по Заявлению о признании
Завещания действительным № 14446.

Заявитель: Ёнэцу Ицуо, проживающий по адресу: 22-28, 4-тёмэ, Сэтагава-ку, Токио.
Адвокат - представитель заявителя: Нагасима Кэнъити.

Резулятивная часть:
Завещание признается недействительным

Основания для принятия решения:
1. Заявитель обратился в суд с просьбой признать действительными два прилагаемых документа, представляющих собой завещание, составленное 19 апреля 1994 года в виде завещания, составляемого в критической ситуации (далее - настоящее завещание), ввиду критического состояния в преддверии близкой кончины завещателя Оямы Масутацу, проживавшего по адресу: Токио, Тоёсима-ку, Ниси Икэбукуро 2-тёмэ 1232, 4 июня 1923 г. рождения (далее - завещатель).
2. В результате следствия, проведенного настоящим судом, а также на основании документов, зафиксировавших результаты расследования, проведенного следователями суда по делам семьи, установлено:
Завещатель являлся основателем школы каратэдо "Кёкусинкай", создал организации "Кёкусин кайкан" и "Международная организация каратэдо", которые насчитывали многочисленных учеников в Японии и в разных регионах мира, и являлся руководителем данных организаций. Дважды, в первый раз в период с 17 марта по 30 марта 1994 года, во второй раз в период с 15 апреля по 26 апреля, помещался в Международный госпиталь им. Св. Луки в связи с прогрессирующим раком легких и умер 26 апреля 1994 года вследствие затруднения дыхания.
В период составления завещания завещателю было 70 лет (4 июня 1923 г. р.). Его наследниками являются: жена Тияко (10 декабря 1926 г. р.) и три дочери - старшая Руйко (6 октября 1947 г. р.), средняя Эки (31 мая 1956 г. р.) и младшая Кикуко (21 октября 1971 г. р.).
Настоящее завещание было составлено в период нахождения завещателя в больнице 19 апреля 1994 г. Состоит из двух документов.
Завещание составлено по совету Умэда Ёсиаки, который рекомендовал завещателю распорядиться о порядке управления школой каратэдо "Кёкусинкай" после его смерти.
Содержание завещания завещатель утвердил после его обсуждения с пятью свидетелям - заявителем Ёнэцу Ицуо, Умэда Ёсиаки, Куросава Акира, Ониси Ясуто, а также Ёнэцу Хитоси, которое проходило в течение двух дней в больничной палате в указанной выше больнице - 17 апреля, за два дня до составления завещания, и 19 апреля. Настоящее завещание было оформлено в виде завещания, составляемого в критической ситуации, в присутствии пяти вышеозначенных свидетелей.
Конкретно 17 апреля был в основном утвержден проект завещания, который заявитель забрал домой, чтобы переписать набело. Через два дня он принес переписанный набело текст проекта завещания, после чего в него были внесены некоторые дополнения. Затем текст завещания был вторично переписан набело, на чем работа по составлению завещания была завершена.
На составление завещания 17 апреля потребовалось около 5 часов, а 19 апреля около 4 часов. Поскольку во время составления завещания завещатель удалял из палаты всех находившихся при нем членов своей семьи, в том числе свою супругу Тияко, завещание составлялось после удаления всех прочих лиц в присутствии только перечисленных выше пяти лиц. Кроме того, о его существовании при жизни завещателя, а также в течение некоторого времени после его смерти не были оповещены перечисленные выше наследники (заявитель также сообщил, что завещатель имел возможность поставить свою подпись под завещанием, однако, поскольку завещание составлялось по форме завещания, составляемого в критической ситуации, когда наличие подписи не является необходимым условием признания завещания действительным, он не просил завещателя скрепить завещание подписью).
Что касается содержания настоящего завещания, то:
В первой его части завещатель выражает волю о том, чтобы Кёкусин кайкан и Международная организация каратэдо были реструктурированы в единую организацию, которая должна быть зарегистрирована как фонд (финансово-юридическое лицо - дзайдан ходзин) и в частности определяет способ достижения этого - поглощение этих структур фондом "Кёкусин сёгакукай".
Преемником завещателя на посту руководителя Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо назначается Мацуи Сёкэй. Завещатель выражает волю о том, чтобы руководители отделений этих организаций в Японии и в других странах мира оказывали содействие указанному лицу.
Завещатель поручает Мацуи Сёкэй приложить усилия для осуществления строительства нового здания Кёкусин кайкан.
Завещатель поручает Умэда Ёсиаки в качестве главы фонда "Кёкусин сёгакукай" и главы акционерной компании "Гурэто маунтэн" опекать Мацуи Сёкэй, осуществлять надзор за деятельностью всех предприятий и структур, связанных с Кёкусин каратэдо, включая Кёкусин кайкан и Международную организацию каратэдо. Одновременно заявителю, Куросава Акира, Ониси Ясуто и Ёнэцу Хитоси, а также адвокату-консультанту Нагасима Кэнъити поручается оказывать содействие Умэда Ёсиаки.
Завещатель передает в дар Кёкусин кайкан, Международной организации каратэдо, фонду "Кёкусин сёгакукай" и акционерной компании "Гурэто маунтэн" землю и здание Кёкусин кайкан, находящиеся в районе Ниси Икэбукуро в округе Тоёсима г. Токио (включая движимое имущество), а также землю под строительство нового здания Кёкусин кайкан, равно как и инвестированные в это строительство капиталы.
Завещатель поручает Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо выплачивать супруге завещателя Тияко, его старшей дочери Руйко (однако в завещании она указана как Кэйки), его второй дочери Эки (однако в завещании она указана как Экико) и его третьей дочери Кикуко по 1 миллиону иен ежемесячно (однако в качестве условия осуществления выплат третьей дочери Кикуко определено существование официального органа - журнала "Пава каратэ"), а также рассчитаться по сделанным им займам.
Завещатель передает в дар своей супруге Тияко земельный участок и дом в районе Исигамии в округе Нэрима в Токио (включая движимое имущество).
Завещатель выражает желание, чтобы его супруга Тияко, старшая дочь Руйко, средняя Эки и младшая Кикуко никоим образом не вмешивались в дела Кёкусин каратэдо.
Исполнителем данного завещания назначается заявитель.
Исполнителем дополнения к настоящему завещанию (касающегося корейской семьи и любовницы - А. Г., этот фрагмент опущен) назначается заявитель.
Данное завещание составлено завещателем с тем, чтобы урегулировать вопрос о его преемнике на посту главы созданной им школы каратэдо "Кёкусинкай" и вопрос о строительстве нового здания Кёкусин кайкан.
В оба дня, 17 и 19 апреля, завещатель находился в тяжелом состоянии ослабления дыхательной функции и нуждался в искусственной вентиляции легких, но кровяное давление и температура тела были у него в пределах нормы. 18 апреля ему была сделана инъекция морфия. Завещатель находился в трезвом уме и ясной памяти.
Относительно свидетелей
Умэда Ёсиаки, присутствовавший при составлении завещания в качестве свидетеля, является врачом, заведующим госпиталем Тоёкуни в Иокогаме и одновременно учеником завещателя, а также членом совета директоров фонда "Кёкусин сёгакукай" и управляющим акционерной компании "Гурэто маунтэн", которые по завещанию наследуют от завещателя недвижимое имущество. Был близким другом завещателя, при жизни завещателя являлся его советником. Причем, согласно воле завещателя, Умэда Ёсиаки является лицом, которое, наряду с издательством "Пава каратэ Ltd.", приобрело участок земли, прилегающий к участку, предназначенному для строительства нового здания Кёкусин кайкан.
Свидетель Ёнэцу Ицуо, являющийся заявителем, - адвокат.
Свидетель Куросава Акира - глава акционерной компании "Нихон кёику синкося".
Свидетель Ониси Ясуто - член муниципального совета г. Кисивада.
Свидетель Ёнэцу Хитоси - сотрудник акционерной компании "Сисэйдо". Он был привлечен к составлению завещания по просьбе заявителя, поскольку имел опыт работы в качестве личного секретаря завещателя.
Относительно наследников
Наследница - супруга покойного Тияко являлась главой секретариата Кёкусин кайкан.
Наследница - старшая дочь Руйко имела отношение к организации каратэдо "Кёкусинкай" в связи с тем, что ее муж Цуура Нобухико являлся главой отделения указанной организации в регионе Кансай. Однако, по настоящему завещанию, им категорически запрещается вмешиваться в деятельность указанной организации.
После кончины завещателя Умэда Ёсиаки и его коллеги были обвинены в том, что незаконно захватили власть в организации Кёкусин кайкан.
В настоящее время из указанной организации исключен ряд руководителей отделений, выступивших против Умэда Ёсиаки и его единомышленников.
9 мая 1994 года заявитель обратился в суд с просьбой подтвердить действительность настоящего завещания.

3. С учетом перечисленных выше обстоятельств в процессе судебного разбирательства установлено, что наиболее важными пунктами завещания являются:
- назначение главой Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо Мацуи Сёкэй;
- и в то же время реорганизация Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо в фонд (финансово-юридическое лицо), при условии чего предполагаемые материнские структуры, призванные поглотить эти организации, - фонд "Кёкусин сёгакукай" и акционерная компания "Гурэто маунтэн", должны получить в дар землю и здание Кёкусин кайкан, являющиеся наиболее ценной частью наследства завещателя.
При этом Умэда Ёсиаки, присутствовавший при составлении завещания в качестве свидетеля, является членом совета директоров фонда "Кёкусин сёгакукай" и одновременно управляющим акционерной компании "Гурэто маунтэн", выступающих в качестве получателей доли наследства. С учетом этого Умэда Ёсиаки не может выступать в качестве свидетеля составления завещания, поскольку статья 974 пункт 3 Гражданского кодекса определяет, что свидетелем не может быть получатель наследства и лицо, которое может быть приравнено к таковому.
Кроме того, как стало известно в ходе следствия, настоящее завещание было составлено в результате длительного обсуждения его содержания, которое продолжалось два дня, в течение которых, в отсутствие членов семьи завещателя, при завещателе постоянно находились пять человек, включая Умэда Ёсиаки (причем вызывают сомнения причины привлечения в качестве свидетелей составления настоящего завещания таких лиц, как Куросава Акира и Ониси Ясуто, включенных в представленный выше список свидетелей, поскольку они не занимали никаких постов в структуре Кёкусин кайкан и Международной организации каратэдо).
С учетом отношений, имевшихся между завещателем и Умэда Ёсиаки при жизни завещателя, суд признает, что означенный Умэда Ёсиаки непосредственно участвовал в определении содержания завещания и фактически находился в такой позиции, что мог манипулировать текстом содержания по своему личному усмотрению.
Однако, даже при условии исключения с учетом указанных выше обстоятельств из числа свидетелей указанного Умэда Ёсиаки, остальные четыре свидетеля по своему статусу могли выступать в качестве свидетелей составления завещания, и с формальной точки зрения порядок составления завещания, установленный статьей 976 Гражданского кодекса, был соблюден.
Однако поскольку лицо, по закону не имеющее права выступать в качестве свидетеля, имело прямое отношению к определению содержания завещания, и волеизъявление завещателя осуществлялось в присутствии этого лица, выступавшего свидетелем, тогда как пункт 3 статьи 974 Гражданского кодекса предусматривает, что предполагаемые наследники, получатели доли наследства или их супруги, а также кровные родственники завещателя не имеют права выступать в качестве свидетелей, суд полагает, что данное завещание должно быть признано недействительным в связи с нарушением процедуры его составления.
Кроме того, с учетом того, что завещатель, находясь в момент составления данного завещания в трезвом уме и ясной памяти, допустил, чтобы в тексте завещания имя его старшей дочери было записано неправильно, что уже само по себе свидетельствует о том, что в результате развития болезни, он находился в состоянии крайней слабости, и что его физические и умственные силы были в упадке, суд имеет серьезные основания сомневаться в том, что завещатель, будучи в таком состоянии и заставив членов своей семьи покинуть палату, мог вполне свободно выразить свою волю по всем пунктам завещания, тем более, что настоящее завещание составлялось на протяжении чрезвычайно длительного времени в присутствии только указанных выше 5 свидетелей, в отсутствии каких-либо других лиц.
На основе всего изложенного суд не может признать, что настоящее завещание действительно составлено на основе истинной воли завещателя.
В связи с указанными обстоятельствами суд, как указано в резулятивной части, принял решение отклонить иск заявителя о признании завещания действительным.

31 марта 1995 года

Ватанабэ Ацуси
Судья по вопросам брака и семьи
Отдел № 2 по вопросам брака и семьи

* * *

8 апреля 1995 года
Ояма Тияко и Ояма Эки дают пресс-конференцию, на которой информируют журналистов о решении суда по заявлению Ёнэцу Ицуо о признании юридической состоятельности завещания Оямы Масутацу.

12 апреля 1995 года
Группа Совета бранч-чифов дает пресс-конференцию, на которой вновь сообщает о решении всеяпонской конференции бранч-чифов сместить Мацуи Сёкэй с поста кантё, но при этом указывает уже иную причину, нежели ранее, а именно решение суда о признании завещания Оямы Масутацу юридически недействительным.
Тем же вечером, получив на руки решение суда по заявлению о признании действительным завещания Оямы Масутацу, представители Группы семьи предпринимают попытку локаута штаб-квартиры Кёкусин кайкан и вывешивают у центрального входа в хомбу объявление о закрытии штаб-квартиры на период до годовщины со дня кончины сосая Ояма и о запрещении входить в хомбу Мацуи Сёкэй, Года Юдзо, Рояма Хацуо, Ямада Масатоси и другим сторонникам Мацуи. Для воспрепятствования прохода указанных лиц в штаб-квартиру Кёкусин кайкан Группа семьи выставляет у входа двух охранников, специально нанятых в охранной фирме.
Получив сообщение об этом, в хомбу в сопровождении двух десятков учеников приезжает Рояма Хацуо. Он срывает объявление, прорывает кордон и проходит в здание штаб-квартиры.
Дело едва не доходит до рукопашной схватки с массовым применением приемов каратэ. Драку пресекает Рояма Хацуо, который хладнокровно прохаживается между накаленными противниками, остужая пыл словами: "Спокойнее!"

13 апреля 1995 года
Группа семьи во главе с кантё Ояма Тияко дает в штаб-квартире пресс-конференцию, на которой требует смещения Мацуи Сёкэй с поста кантё Кёкусин кайкан.
При этом сам Мацуи Сёкэй находится на третьем этаже штаб-квартиры, а у ее входных дверей стоят два охранника, нанятых Группой семьи и два ути-дэси Группы Мацуи… Хомбу на осадном положении…

20 апреля 1995 года
Ояма Эки обсуждает с Мацуи Сёкэй порядок проведения поминальных мероприятий по случаю годовщины смерти Оямы Масутацу, чтобы обсудит,ь кто и каким образом будет проводить поминальную церемонию. В результате переговоров Эки получает от Мацуи твердое обещание, что официальная церемония поминовения Оямы Масутацу будет организована под эгидой лично вдовы покойного Оямы Масутацу, и что Мацуи не будет претендовать на статус ее организатора.

22 апреля 1995 года
Японские бранч-чифы всех образовавшихся этому моменту трех групп (Группа семьи, Группа Совета бранч-чифов, Группа Мацуи) получают письмо за подписью Года Юдзо (датировано 19 апреля 1995 года), в котором он приглашает всех бранч-чифов на общую встречу 24 апреля по случаю поминальных мероприятий в связи с годовщиной смерти Оямы Масутацу, чтобы обсудить все проблемы и достичь соглашения ради сохранения единства Кёкусин кайкан.
Однако встреча срывается. Причина - предложенное Года базовое условие соглашения: "Предлагаю аннулировать все изменения в структуре организации и все назначения на посты, сделанные после назначения кантё Мацуи Сёкэй, за исключением назначения на пост кантё Мацуи, и решить все эти вопросы на основе общего согласия".
Ни бранч-чифы Группы семьи, ни бранч-чифы Группы Совета бранч-чифов не были готовы к каким-либо переговорам на базе признания Мацуи Сёкэй законным главой Кёкусин кайкан… Для них его смещение с поста кантё являлось необсуждаемым обязательным условием каких-либо переговоров.

24-27 апреля 1995 года
На протяжении четырех дней Группа Совета бранч-чифов проводит всеяпонское совещание бранч-чифов. В качестве нейтральных наблюдателей на нем присутствуют бранч-чифы из других стран, приехавшие в Японию для участия в мероприятиях по случаю годовщины смерти Оямы Масутацу.

25 апреля 1995 года
В додзё в генеральной штаб-квартире Кёкусин кайкан проходит поминальная служба по случаю первой годовщины смерти Оямы Масутацу.
В зале так и не появляются не только бранч-чифы, входящие в Группу семьи или в Группу Совета бранч-чифов, но даже вдова покойного Ояма Тияко.
Как станет известно позднее, Тияко даже приготовила траурный костюм, но в последний момент решила не участвовать в поминальной церемонии.
В конце концов, в генеральной штаб-квартире появилась Ояма Кикуко, но и она так и не прошла в додзё на второй этаж, где шла поминальная служба. На службе присутствовала только Эки, которая сказала, что пришла сюда, "потому что служба проводится от имени матери Тияко". После того, как додзё покинул синтоистский священнослужитель, проводивший поминальную службу, Эки обратилась к присутствующим бранч-чифам и гостям со словами протеста в отношении Мацуи Сёкэй и того письма, которое разослал бранч-чифам Года Юдзо.
Сам Мацуи тихо вошел в зал после начала поминальной службы. Позднее он сам так рассказывал о своих мыслях и настроении в это время: "Накануне со мной связались [представители Группы Совета бранч-чифов], чтобы предупредить, что они не будут присутствовать на службе, так как их присутствие на ней может быть расценено как признание меня кантё. У меня же совсем не было намерений добиваться от них такого признания, кроме того, я считал, что эта церемония должна проходить под руководством супруги сосая [Ояма Тияко], и что я должен присутствовать на ней только в качестве одного из его учеников. Поэтому я оставался на третьем этаже, чтобы не было никаких толков о признании меня кантё и т.д. и т.п." (журнал "Гэккан Фуруконтакто Каратэ", 1995, № 7).

26 апреля 1995 года
Группа семьи и Группа Совета бранч-чифов провели повторную поминальную службу по случаю первой годовщины смерти Оямы Масутацу в додзё при генеральной штаб-квартире. На этой службе присутствовала и Ояма Тияко.
В этот же день представитель Группы Совета бранч-чифов Санпэй Кэйдзи призвал Группу Мацуи к примирению на основе "демократизации работы организации и введения коллегиальной системы".

12 мая 1995 года
По инициативе Группы Совета бранч-чифов состоялась встреча лидеров Группы Мацуи и Группы Совета бранч-чифов. Встреча закончилась ничем, так как обе стороны продемонстрировали неготовность идти на уступки в ключевом вопросе о статусе Мацуи Сёкэй: представители Группы Совета бранч-чифов добивались смещения Мацуи с поста кантё, представители Группы Мацуи наотрез отказывались рассматривать это требование…

27 мая 1995 года
В Бухаресте, столице Румынии, состоялся очередной чемпионат Европы по Кёкусинкай.

28 мая 1995 года
На следующий день по окончании чемпионата Европы в Бухаресте прошло совещание европейских бранч-чифов. На нем в качестве наблюдателя присутствовал Мацуи Сёкэй. По окончании совещания в качестве чрезвычайной международной конференции под председательством Мацуи прошло обсуждение перспектив развития Кёкусин кайкан. На этой конференции отделения Кёкусин кайкан Европы официально признали Мацуи Сёкэй вторым президентом Кёкусин кайкан.
Одновременно в Бухарест прибыла делегация Группы Совета бранч-чифов во главе с Санпэй Кэйдзи, ее представители распространили в месте проведения конференции письменный протест против действий Мацуи Сёкэй (на самой конференции Санпэй и его товарищи присутствовать отказались).

18 июня 1995 года
Группа семьи совместно с Цуура Нобухико, зятем Оямы Масутацу, мужем его старшей дочери Руйко, провела во Дворце спорта столичной преф. Осака "12-й весовой чемпионат Японии".
Председателем оргкомитета являлся Цуура, который сразу же после смерти Оямы, не признавая назначения на пост кантё Мацуи Сёкэй, вместе с супругой Руйко развернул самостоятельную деятельность, начав руководить своим отделением Кёкусин кайкан как отдельной организацией. Одновременно Цуура поддерживал тайные контакты с Тэдзука Тоору.

22 июня 1995 года
По инициативе Года Юдзо состоялась новая встреча представителей Группы Мацуи и Группы Совета бранч-чифов. Обращаясь к собравшимся, Года сказал: "Возможно, вы действуете под влиянием односторонней информации, на основе слухов и догадок, и нам все-таки хотелось бы, чтобы выслушали и нашу сторону".
Однако его тут же оборвал Санпэй Кэйдзи: "Время для разговоров уже ушло!"
Года отвечал на это: "Слушать нас или не слушать - ваша воля. Но все-таки мы бы хотели, чтобы вы нас выслушали, и потом пусть каждый решает за себя сам!"
Реакция Санпэй: "Все уходим!"
С этими словами Санпэй выходит из зала. Встреча вновь оканчивается ничем…

24-25 июня 1995 года
Группа Мацуи провела во дворце спорта "Юмэй Коросиаму" в Токио "12-й весовой чемпионат Японии".
Глава отделения Токио Дзёнан Хиросигэ Цуёси попытался выступить в качестве посредника в переговорах между Группой Мацуи и Группой Совета бранч-чифов. Один из его учеников, Ивасаки Тацуя, выступил на чемпионате, заявившись самостоятельно без указания принадлежности к отделению Токио Дзёнан.

25 июня 1995 года
Состоялось всеяпонское совещание бранч-чифов Группы Мацуи. Мацуи Сёкэй выступил с заявлением о необходимости реформирования организации Кёкусин кайкан в преддверии VI чемпионата мира. Совещание показало, что Группа Мацуи уже отказалась от мысли достичь соглашения с Группой Совета бранч-чифов.

19 июля 1995 года
Около 3-х часов ночи в генеральную штаб-квартиру Кёкусин кайкан прибыло около десятка бранч-чифов Группы Совета бранч-чифов. Они фактически оккупировали хомбу, посадив под "домашний арест" несколько бранч-чифов из Группы Мацуи, которые дежурили в штаб-квартире.
К полудню следующего дня в "боевые действия" вмешалась полиция, и бранч-чифы Группы Совета бранч-чифов были вынуждены убраться из хомбу.

15-17 сентября 1995 года
Группа Совета бранч-чифов провела в зале "Токё-бэй Эн-Эйч-Кей Холл" "12-й весовой чемпионат Японии".

21 сентября 1995 года
Представители Группы Совета бранч-чифов вторично ворвались в штаб-квартиру и попытались оккупировать ее.
В хомбу прибывают сторонники Мацуи - сначала Хамаи Сикиясу, затем Рояма Хацуо. "При виде Роямы, способного навести настоящий ужас, бранч-чифы Группы Совета бранч-чифов, закрывшиеся в хомбу, бросаются врассыпную. Подчеркну: эти люди, разбежавшиеся при виде Роямы, также были яростными бойцами Кёкусин каратэ", - пишет тогдашний пресс-секретарь Группы семьи Иэтака Ясухико.
По мнению Иэтака, потеря Мацуи в тот момент штаб-квартиры Кёкусин кайкан была равносильна для него краху. Рояма не позволил этому совершиться. Хомбу вновь в руках Группы Мацуи.

3-5 ноября 1995 года
Группа Мацуи провела VI Чемпионат мира по Кёкусинкай. В этом чемпионате приняли участие Ямаки Кэндзи и Кадзуми Хадзимэ, представители отделения Токио Дзёнан (бранч-чиф Хиросигэ Цуёси), пытавшегося выступить посредником в переговорах между Группой Мацуи и Группой Совета бранч-чифов.

В этой части хроники необходимо остановиться на одном сюжете, который трудно привязать к каким-то конкретным датам. Потому что сюжет этот складывался из малозначительных, на первый взгляд, эпизодов, даты которых - за малозначительностью - попросту не запоминались и не отложились в каких-либо периодических изданиях.

* * *

После того, как 5 апреля 1995 года всеяпонское чрезвычайное совещание бранч-чифов приняло решение о смещении Мацуи Сёкэй с поста кантё Кёкусин кайкан, а 7 апреля того же года стало известно решение Токийского территориального суда об отклонении просьбы о признании завещания Оямы Масутацу действительным, антимацуевские силы ликовали.
Особенно радовалась так называемая "Группа семьи", которая, изначально отвергнув назначение Мацуи Сёкэй на пост кантё и объявив новым главой Кёкусин кайкан жену покойного сосая Ояму Тияко, претендовала на статус законной правопреемницы Кёкусин кайкан. Группе семьи казалось, что теперь, когда японские бранч-чифы большинством голосов, сбросили ненавистного им Мацуи, сложились все условия для объединения Группы семьи и Группы Совета бранч-чифов и воссоздания единства Кёкусин кайкан - на этот раз только без Мацуи Сёкэй и небольшой группы его сторонников.
Еще до этих событий Группа семьи тайно поддерживала контакты со многими бранч-чифами, работавшими в рамках организации Мацуи Сёкэй. Особенно активную закулисную деятельность вел Тэдзука Тоору. Теперь же Группа семьи открыто призвала новообразовавшуюся Группу Совета бранч-чифов к переговорам об объединении.
Надо сказать, что и в Группе Совета бранч-чифов многие также считали объединение с Группой семьи совершенно естественным и закономерным шагом. В их числе были, в частности, Хасэгава Кадзуюки (Хасэгава Коки; бранч-чиф преф. Айти и Токусима), Ситинохэ Ясухиро (бранч-чиф преф. Окинава), Кувадзима Ясухиро (бранч-чиф преф. Кагава), Масуда Акира (глава дочернего отделения в рамках токийского отделения Дзёсай), Хиросигэ Цуёси (бранч-чиф Токио Дзёнан) и сам глава Совета бранч-чифов Нисида Юкио. Немалое значение имел и тот факт, что Группа Совета бранч-чифов вскоре после ее образования объявила почетным кантё Ояму Тияко - действующего кантё Группы семьи.
Вскоре после обнародования решения Токийского территориального суда Хасэгава Кадзуюки, Ситинохэ Ясухиро, Кувадзима Ясухиро и Масуда Акира прибыли в одну из адвокатских контор в токийском районе Симбаси на встречу с представителями Группы семьи и в ходе беседы ясно выразили свое желание объединиться и действовать в дальнейшем вместе.
Итак, Группа семьи и Группа Совета бранч-чифов сели за стол переговоров об объединении. Переговоров, которые, не только не принесли единства, но повлекли за собой дальнейший раскол Кёкусин. Переговоров, которые сразу обнажили массу противоречий в отношениях между сторонами. Переговоров, которые показали, что ни та, ни другая Группа не имеют единой точки зрения на важнейшие вопросы развития Кёкусин, попросту - лишены единства.
Группа семьи раскололась по вопросу о принципах объединения с Группой Совета бранч-чифов.
Тэдзука Тоору стоял на том, что главное объединиться, а формальности - дело второе. К нему примыкал Хаяси Эйдзиро.
С другой стороны, лидер Группы семьи Такаги Каору занял очень жесткую позицию: Группа семьи, изначально отвергнувшая завещание и назначение Мацуи Сёкэй на пост кантё, - единственная законная правопреемница Кёкусин кайкан Оямы Масутацу, тогда как Группа Совета бранч-чифов выделилась из незаконной организации, созданной Мацуи Сёкэй; соответственно, говорить нужно не об ОБЪЕДИНЕНИИ двух равноправных организаций, а о ВХОЖДЕНИИ Группы Совета бранч-чифов в единственно легитимную Кёкусин кайкан. Такую же позицию занял и Онодэра Кацуми, верный соратник Такаги. Пятый бранч-чиф в составе Группы семьи Андзай Томокити колебался, на словах солидаризировался с Такаги, на деле - чаще поддерживал Тэдзуку.
Спор внутри Группы семьи обострялся еще и личными претензиями и нападками. Так, Такаги Каору прямо обвинял Тэдзуку Тоору в стремлении стать новым кантё в объединенной организации.
Что же касается отношений с Группой Совета бранч-чифов, то позиция Такаги не могла не оттолкнуть даже многих сторонников объединения, не говоря уже о противниках такового. Значительная часть бранч-чифов, вошедших в Группу Совета бранч-чифов, во главе с Санпэй Кэйдзи была убеждена, что именно их Группа и есть подлинная организация Кёкусин кайкан и была совсем не готова мириться с постановкой вопроса Такаги.
Помимо всего прочего, Такаги Каору настаивал на том, что Кёкусин кайкан должен вернуться к тому же состоянию, в каком организация была на момент кончины Оямы Масутацу, перечеркнув все, что произошло за минувшие месяцы. В том числе, аннулировав результаты 26-го чемпионата Японии, который прошел уже при Мацуи в октябре 1994 года. Между тем, победителем этого чемпионата стал Ямаки Кэндзи, а серебряным призером - Кадзуми Хадзимэ - ученики Хиросигэ Цуёси, который как раз стоял за объединение Группы Совета бранч-чифов и Группы семьи. Хиросигэ, защищая интересы своих учеников, никак не мог принять такого требования, и это явилось одной из причин его охлаждения к объединению и, в конечном итоге, ухода в Группу Мацуи.
Имела место и личная неприязнь. Еще при жизни Оямы сложные отношения сложились между Такаги Каору и Санпэй Кэйдзи, а уж Санпэй и Андзай Томокити и вовсе являлись врагами.
Первоначально в префектуре Фукусима было одно отделение Кёкусин кайкан, и во главе его стоял Андзай Томокити. Однако, когда в 1980 г. Санпэй победил на чемпионате Японии, он добился от Оямы разрешения открыть в той же префектуре второе отделение, сославшись на то, что Фукусима - его родина. На тот момент это было дело совершенно исключительное. Правилом было: одна префектура - одно отделение. Андзай пытался протестовать, но разрешение Оямы Санпэем было получено. В результате, префектура была поделена пополам, юг остался за Андзай, а север достался Санпэй. Понятно, что бизнес Андзай Томокити понес серьезный урон от такой дележки, тем более что Санпэй не скрывал своего курса: "Я сокрушу Андзай!"
Несмотря на этот негативный опыт, Андзай Томокити все же был готов поступиться личными интересами ради единства Кёкусин кайкан. Однако в самый разгар переговоров между Группой семьи и Группой Совета бранч-чифов Санпэй неожиданно открывает зал Кёкусин на территории Андзай Томокити буквально в 5 минутах ходьбы от главного додзё Андзай в городе Корияма. Это был настоящий удар для Андзай. И натуральный вызов - для всей Группы семьи, фактически - объявление войны. Этот шаг Санпэй показал, что он не собирается миндальничать и даже просто учитывать интересы конкурентов, хоть они и потенциальные союзники.
При этом надо также иметь в виду, что за время, прошедшее со смерти Оямы, положение обоих отделений Кёкусин кайкан в Фукусиме - южного (Андзай) и северного (Санпэй) - изменилось. Теперь оба бранч-чифа претендовали на всю префектуру, каждый - в своей организации.
Несмотря на такой прямой выпад Санпэй, Группа семьи, понимая, что реально представляет ничтожную часть Кёкусин кайкан, пыталась продолжать переговоры об объединении. В качестве практического шага к сближению Группа семьи приглашала бранч-чифов Группы Совета направить своих бойцов на 12-й весовой чемпионат, который должен был состояться в июне 1995 года, и который готовил Цуура Нобухико, при жизни Оямы Масутацу - глава штаб-квартиры Кёкусин кайкан в регионе Кансай. Традиция проведения таких турниров, именно в регионе Кансай и именно под руководством Цуура, тянулась со времен Оямы. Поэтому в конечном итоге Группа Совета бранч-чифов дала согласие направить на чемпионат своих бойцов. Окрыленный Тэдзука сразу же позвонил по мобильному телефону Цуура и радостно сообщил: "Проводим чемпионат вместе!" Однако в конечном итоге бойцы Группы Совета бранч-чифов на турнире Цуура так и не появились…А 15-17 сентября 1995 года Группа Совета бранч-чифов провела свой собственный "12-й весовой чемпионат Японии"…
В общем, договориться о союзе Группа семьи и Группа Совета бранч-чифов не смогли… В итоге пострадали обе группы. Сначала из Группы Совета бранч-чифов целый ряд глав отделений перебежал в Группу семьи. Чуть позже еще ряд бранч-чифов вернулись под крыло Мацуи. А еще через некоторое время распалась и Группа семьи…

* * *
Через некоторое время после снятия Мацуи Сёкэй с поста кантё и образования Группы Совета бранч-чифов из Группы Совета в Группу семьи перешли 5 бранч-чифов: Мацусима Ёсикадзу, Масуда, Такахаси, Ватанабэ Тоя (бранч-чиф преф. Канагава) и Макабэ Тадаси (бранч-чиф преф. Акита). Причем первые четверо сразу же после получения решения Токийского территориального суда по завещанию обратились к Ояме Тияко и получили от нее сертификаты на право управления отделениями (они участвовали во всеяпонском совещании бранч-чифов, которое "свергло" Мацуи Сёкэй, но уже не участвовали в деятельности Группы Совета бранч-чифов).
Таким образом, Группа семьи стала насчитывать 10 бранч-чифов, назначенных еще Оямой Масутацу. При этом надо иметь в виду, что с момента раскола каждая группа стремилась открывать свои отделения в тех регионах, где действовали только соперники. Поэтому число бранч-чифов за год, прошедший со смерти Оямы, возросло. Однако мы будем считать только бранч-чифов, назначенных еще Оямой и возглавлявших большие бранчи.

* * *

Опять таки, через некоторое время после снятия Мацуи Сёкэй с поста кантё и образования Группы Совета бранч-чифов из Группы совета часть бранч-чифов вернулась в Группу Мацуи. Всего в Группу Мацуи вернулось 9 оямовских бранч-чифов: Хиросигэ Цуёси (Токио Дзёнан), Икэда Харуки (преф. Аомори), Каваниси Ясухиро (преф. Сига), Кавабата Юкикадзу (столичная преф. Киото), Хата Таканори (преф. Нара), Мидзугути Тосио (преф. Окаяма), Мимура Кёдзи (преф. Оита), Мимура Тадаси (преф. Оита), Такэ Кадзуя (преф. Кагосима). Возвращение этих бранч-чифов в Группу Мацуи было продиктовано разочарованием в возможности создания единой организации Кёкусин кайкан и понимания, что они оказались членами всего лишь одной из групп с неясными перспективами.
Всего на конец 1995 года в Группу Мацуи входил 21 оямовский бранч-чиф: в дополнение к 9 перечисленным выше, бранч-чифы, изначально составлявшие ядро Группы Мацуи: Года Юдзо, Рояма Хацуо, Ямада Масатоси, Накамура Макото, Хамаи Сикиясу, Кояма Акио, - а также Хамаи Ёсиаки (преф. Тояма), Сэкигава Хироаки (преф. Ниигата), Каваока Хиродзанэ (преф. Ямагути), Таками Нариаки (преф. Эхимэ), Накамура Мицуо (преф. Миядзаки) и сам Мацуи Сёкэй.

* * *

В Группу Совета бранч-чифов на конец 1995 года входило 20 оямовских бранч-чифов: Нисида Юкио (Токио Дзёхоку и преф. Канагава), Санпэй Кэйдзи (Северное отделение в преф. Фукусима), Хасэгава Кадзуюки (Хасэгава Коки, преф. Айти и преф. Токусима), Кимото Масаси (отделение в Иокогаме в прямом подчинении хомбу), Табата Сигэру (преф. Ямагата), Канада Кадзуми (преф. Мияги), Кобаяси Исао (преф. Тотиги), Кодзима Юкио (южная часть преф. Тиба), Оиси Дайго (преф. Яманаси и преф. Сидзуока), Янагито Сэйдзин (преф. Гифу), Фудзивара Ясухару (преф. Нагано), Хасэ Бадзё (преф. Миэ), Маэда Масатоси (северное отделение в столичной преф. Осака), Куроока Ясухиро (преф. Вакаяма), Кувадзима Ясухиро (преф. Кагава), Оохама Хироюки (преф. Хиросима), Миюки Кадзуо (преф. Коти), Кусуноки Синго (преф. Сага), Ямада Масахико (преф. Нагасаки) и Ситинохэ Ясухиро (преф. Окинава).

* * *

1996 год
27-28 января 1996 года

Группа Совета бранч-чифов провела VI чемпионат мира. На нем в качестве почетного кантё присутствовала Ояма Тияко.

Группа семьи: 1996 - 2000
С одной стороны, Группа семьи с переходом в нее из Группы Совета бранч-чифов 5 бранч-чифов: Мацусима Ёсикадзу, Масуда, Такахаси, Ватанабэ Тоя (бранч-чиф преф. Канагава) и Макабэ Тадаси (бранч-чиф преф. Акита) - и увеличения их общего числа до 10 человек значительно усилилась численно, но одновременно отношения внутри Группы стали быстро портиться.
Это было связано с тем, что действительность обманула ожидания Группы. Несмотря на то, что она добилась признания в суде недействительности завещания Оямы, это судебное решение не привело к краху Группы Мацуи и к смещению Мацуи с поста кантё.
Шанс объединения с Группой Совета бранч-чифов также был упущен, причем Группе Совета бранч-чифов удалось перетянуть на свою сторону в качестве кантё вдову сосая Ояму Тияко.
Результатом уныния, охватившего Группу семьи, стал постепенное охлаждение ее членов друг к другу. Первым от группы стал отдаляться Хаяси Эйдзиро.
Кроме того, с переходом Оямы Тияко в стан Группы Совета бранч-чифов Группа семьи утратила какие-либо основания именоваться так. Поэтому, с учетом того, что ее реальным лидером постепенно стал Тэдзука Тоору, эту группу стали именовать "Группой Тэдзуки".
Одновременно прежний лидер Такаги Каору начал отдаляться от Группы, конфликтуя с другими ее участниками, и, в конце концов, стал действовать самостоятельно. В конечном итоге его жесткая позиция, подозрительность, неспособность к компромиссу привели не только к тому, что Такаги оказался в изоляции, но и к развалу отделения на Хоккайдо, которое он возглавлял, к разбеганию учеников Такаги по разным организациям Кёкусин. В результате у Такаги Каору под началом осталось только одно его личное додзё.
Тем временем Группа Тэдзуки вела прозаическую, но весьма важную работу: организовывала и проводила соревнования на местах, налаживала работу с заграничными отделениями и, казалось, укрепляла позиции. Однако, несмотря на это, и она не смогла сохранить свою целостность.
В 2000 г. Группу Тэдзуки покинул Мацусима Ёсикадзу, который во время инспекционной поездки в Австралию познакомился и заручился поддержкой Джона Тэйлора. За ним последовали Масуда, Такахаси и Ватанабэ. В результате образовалась еще одна Международная организация каратэдо Кёкусин кайкан во главе с кантё Мацусима Ёсикадзу, которую в Японию именуют "Группой Мацусима".

25 сентября 1996 года
На специальной пресс-конференции Группа Мацуи сделала официальное заявление: "Международная организация каратэдо Кёкусин кайкан амнистирует лиц, ранее исключенных из организации (дзёмэй), объявленных отступниками (хамон), с которыми были прерваны отношения (дзэцуэн). Организация также планирует развивать контакты с группами, с которыми в прошлом по разным причинам были разорваны отношения".
Из заявления следовало, что Группа Мацуи намерена возобновить контакты с учениками Оямы Масутацу, которых сам сосай исключил из своей организации "за различные провинности", и налаживать отношения с созданными ими организациями (за исключением организаций, сохранявших в своих названиях слово "Кёкусин" и тем самым посягавших на монополию Группы Мацуи, и, естественно, организаций Кёкусин, образовавшихся после смерти сосая). Членам этих организаций было разрешено участие в турнирах, организуемых Группой Мацуи.
Данное решение в официальном коммюнике обосновывалось заботами "о большем сплочении каратэ" и "стремлением к совершенствованию в конкурентной борьбе". Цель же состояла в том, чтобы привлечь на свою сторону организации, созданные старейшими учениками Оямы Масутацу, по разным причинам покинувшими Кёкусин кайкан или изгнанными из организации при жизни сосая, и усилиться за счет них (за счет участия их бойцов в турнирах, привлечения их организационных ресурсов). Более конкретно, Мацуи Сёкэй стремился наладить отношения с Международной организацией Ояма каратэ (Всемирная организация Ояма каратэ), созданной братьями Ояма - Сигэру и Ясухико (никаких родственных связей с сосаем Ояма Масутацу! - А. Г.) и имеющей прочные позиции в такой богатейшей стране мира, как США.
Эту цель Мацуи Сёкэй озвучил уже вскоре после того, как был назначен кантё, в личной беседе с Года Юдзо. Сам Года имел неплохие отношения с братьями Ояма и мог выступить посредником в переговорах, однако в беседе с Мацуи он высказался, что такой шаг может быть чересчур поспешным и рекомендовал отказаться от него, с учетом того отношения к организации Ояма каратэ, которое существовало в Кёкусин кайкан при жизни сосая (правда, утверждают, что в последние годы жизни Ояма Масутацу будто бы высказывал желание вернуть братьев в Кёкусин кайкан).

* **
Одновременно Мацуи Сёкэй сделал еще одно заявление: "Международная организация каратэдо Кёкусин кайкан готова поддерживать в разумных пределах участие в индивидуальном порядке учеников Кёкусин каратэ (спортсменов - участников соревнований) в соревнованиях других организаций, в том числе профессиональных".
В результате этого решения целый ряд известных спортсменов Кёкусин начали выступать на весьма популярных на телевидении профессиональных турнирах "К-1". В их числе - победитель VII чемпионата мира (по версии Группы Мацуи) Франческо Фильо; занявший на том же чемпионате мира 4-е место Глаубе Фейтоза; занявший 5-е место Николас Петас и занявший 7-е место Нодзи Рюта и другие. Одновременно в профессиональных боях без правил начал выступать другой популярный боец Кёкусина - Куросава Хироки, победитель 16-го чемпионата Японии (в тот момент глава суббранча в составе Отделения Токио Дзёсай).
Вскоре после назначения на пост кантё Мацуи Сёкэй сблизился с Исии Ёсикадзу, кантё Сэйдо кайкан (в настоящее время соси - "основатель-наставник") и организатором шоу "К-1". В связи с этим высказывают предположение, что подлинной целью амнистии исключенных из Кёкусин кайкан являлось обоснование прибыльных контактов с "К-1".
Одновременно с направлением бойцов на турниры "К-1" Мацуи Сёкэй начал собственный коммерческий шоу-проект под названием "Итигэки" ("Одним ударом наповал").
Данная коммерческая деятельность Мацуи Сёкэй вызвала суровое порицание как среди представителей организаций-конкурентов, так и среди отдельных бранч-чифов Группы Мацуи (Рояма Хацуо и др.).

1998 год
Январь 1998 года

Нисида Юкио покинул Группу Совета бранч-чифов и основал собственную организацию, которую назвал "Кёкусин сэйбукай" - "Общество чистого боевого искусства Кёкусин".
Нисида никогда в официальном порядке не объяснял мотивы этого своего решения. По всей видимости, причины его ухода кроются в специфике самой организации Группы Совета бранч-чифов, в рамках которой Нисида не мог долее оставаться, не вступая в конфликт с самим собой. Нисида известен как фанатик каратэ, но не как политик. Занимая пост главы Совета бранч-чифов, он с самого момента образования Группы Совета бранч-чифов уступил лидерство другим лицам, в первую очередь, Санпэй Кэйдзи.
Большую роль, вероятно, сыграли и сугубо личные причины - Нисида почитал своим названым старшим братом Рояму Хацуо и глубоко переживал то, что в результате раскола Кёкусина они оказались по разные стороны баррикад.

1999 год
Март 1999 года

Группа Мацуи покинула старое додзё сосая Ояма и перенесла свою штаб-квартиру в другое, находящееся неподалеку здание в том же районе Икэбукуро. Этот перенос штаб-квартиры был осуществлен по соглашению, достигнутому в Токийском городском суде между представителями Группы Мацуи и представителями семьи покойного Оямы в ходе судебной тяжбы о праве использования здания, где ранее располагалось додзё.
4 апреля 1999 года
Во исполнение просьбы японской семьи покойного сосая Оямы Масутацу Группа Совета бранч-чифов установила на кладбище знаменитого буддийского храма Гококу-дзи ("Храм, оберегающий страну") в токийском районе Бункё-ку памятник Ояме Масутацу.
В Гококу-дзи установлены памятники таким знаменитым политическим деятелям конца 19 - начала 20 вв., как Окума Сигэнобу и Ямагата Аритомо, и установка памятника на кладбище этого храма стоит больших денег. Согласно официальной информации Группы Совета бранч-чифов, средства на установку памятника Ояме были собраны по подписке, однако есть сведения, что в действительности установка памятника была почти на сто процентов профинансирована Мидори Кэндзи, представителем весьма богатой семьи, в то время - вице-президентом (фуку-дайхё) организации Группы Совета бранч-чифов.

9 марта 2000 года
На совещании директората и Совета бранч-чифов Группы Совета бранч-чифов принято решение о назначении президентом организации (дайхё - дословно "представитель") Мидори Кэндзи, победителя V Абсолютного чемпионата мира и XXII абсолютного чемпионата Японии.

Середина 2000 года
Мацуи Сёкэй уведомил бранч-чифов других организаций, что он является единственным обладателем прав на товарные знаки Кёкусин кайкан и запретил им использовать название "Кёкусин" и родственные, а также логотипы и иные знаки Кёкусин кайкан.
На тот момент Мацуи принадлежали права на 8 товарных знаков Кёкусин кайкан:
1) надпись латиницей "KYOKUSHIN";
2) иероглифическая надпись "Кёкусин кайкан";
3) иероглифическая надпись "Кёкусин сёгакукай";
4) круглая эмблема Кёкусин кайкан, вариант 1;
5) круглая эмблема Кёкусин кайкан, вариант 2;
6) вышивка каллиграфической надписи "Кёкусинкай";
7) надписи латиницей и иероглифами "Кёкусин каратэ (KYOKUSHIN KARATE)";
8) японское и английское названия Международной организации каратэдо Кёкусин кайкан - International Karate Organization и Кокусай каратэдо рэммэй.
Заявление Мацуи о том, что ему принадлежат права на эти товарные знаки, явилось серьезным ударом для представителей конкурирующих организаций, поскольку теперь они лишались возможности размещать свои рекламные объявления в сети Интернет, в периодических изданиях и т.д. и даже носить на куртках доги вышивку "Кёкусинкай" - отличительный знак принадлежности к школе со времен Оямы. Им предстояло также убрать со своих залов вывески с надписями "Кёкусин кайкан". Иными словами, теперь конкуренты Мацуи лишались возможности действовать в качестве организаций Кёкусинкай.

31 августа 2000 года
В Осакский территориальный суд обратились представители Группы совета бранч-чифов Хасэгава Кадзуюки, Окада Юкио и Сэто Тосикадзу, столкнувшиеся с запретом Мацуи размещать рекламу их додзё как додзё Кёкусинкай на городских страничках в Интернете.
Хасэгава, Окада и Сэто обратились с иском против Мацуи Сёкэй, в котором просили о "выдаче постановления о пресечении вреда, проистекающего от применения прав на торговые марки". В ответ Мацуи Сёкэй направил в тот же суд иск "о выдаче постановления о запрещении использования торговых марок".
В судебном разбирательстве Хасэгава и его сторонники предложили исходить из той посылки, что "организация Кёкусин кайкан раскололась" и настаивали на том, что "Мацуи не должен препятствовать размещению рекламных объявлений на городских страничках в Интернете, пользуясь своим правом на торговые марки".
В результате рассмотрения существа дела суд принял постановление о том, что Мацуи - не более, чем "руководитель одной из групп Кёкусин кайкан", и что его попытка воспользоваться в данном конкретном случае своими правами на торговые марки является злоупотреблением этими правами. Иск Хасэгава и его сторонников был удовлетворен, а иск Мацуи отклонен.
Мацуи обжаловал решение суда, однако 4 апреля 2001 года его жалоба была отклонена тем же Осакским территориальным судом. Хасэгава и его группа вновь одержали победу.
Тогда Мацуи обратился с жалобой на решение суда в Верховный осакский суд, но и он 2 октября того же 2001 года отклонил ее как несостоятельную.
Необходимо отметить, что в этой судебной битве Хасэгава и его сторонники получали широкую поддержку как от представителей Группы Мидори, так и от представителей Группы Тэдзуки.

25 сентября 2000 года
Группа Мидори, как к этому времени неофициально называлась Группа Совета бранч-чифов, получила свидетельство о признании ее некоммерческой общественной организацией и стала официально именоваться "Некоммерческая общественная организация "Международная организация каратэдо Кёкусин кайкан"".

Декабрь 2000 года
Состоялся 32 Абсолютный чемпионат Японии по версии Группы Мидори. Победу одержал Цукамото Норитика, победитель 6 Абсолютного чемпионата мира по той же версии.
После чемпионата разгорается скандал, широко освещаемый в спортивной прессе, - Цукамото уличен в применении допинга. В итоге Цукамото лишается титула чемпиона и отстраняется от участия в официальных турнирах на полтора года. Чемпионский титул передается Судзуки Кунихиро.

2001 год
2 февраля 2001 года

"Некоммерческая общественная организация "Международная организация каратэдо Кёкусин кайкан"" (Группа Совета бранч-чифов) перерегистрирована как "Международная организация каратэдо".
Отказ от слов "Кёкусин кайкан" был вынужденным шагом, вызванным заявлением Мацуи Сёкэй о принадлежности ему лично торговых марок Кёкусин кайкан.
Естественно, что Группа Мидори, не собиралась с легкостью уступать в этом споре, признав право Мацуи на товарные знаки, ведь эта группа с самого начала стояла на позиции, что именно она - в отличие от организации узурпатора Мацуи - является истинной организацией Кёкусин кайкан. Поэтому Группа Мидори обратилась в Токийский территориальный суд с иском о признании недействительным свидетельства о регистрации прав на товарные знаки Кёкусин кайкан на имя Мацуи. Иск был направлен лично против Мацуи, а заявление подписано группой бранч-чифов Группы Мидори.
В ходе разбирательства в суде фактически решался вопрос о том, какая из двух организаций - Группа Мацуи или Группа Мидори - является легитимной правопреемницей организации Оямы. По результату рассмотрения иска 5 июня 2001 года Токийский территориальный суд отверг иск Группы Мидори, которой, таким образом, не удалось лишить Мацуи прав на торговые марки Кёкусин кайкан. Группа Мидори потерпела поражение. Данный суд в очередной раз подтвердил более раннюю формулировку о том, что признание завещания Оямы Масутацу недействительным не означает отрицания статуса Мацуи Сёкэй как его преемника на посту руководителя Кёкусин кайкан. Кроме того, суд фактически признал несостоятельными претензии Группы Мидори на статус единственной легитимной организации - правопреемницы Кёкусин кайкан Оямы Масутацу. Суд оценил деятельность Мацуи на посту кантё Кёкусин кайкан как преемственную по отношению к системе управления этой организацией, существовавшей при Ояме, и успешную и признал, что не существует никакой проблемы в том, что права на товарные знаки Кёкусин кайкан принадлежат лично Мацуи, который управляет организацией так же, как и его предшественник Ояма Масутацу.
Группа Мидори опротестовала это решение суда, но оно не было пересмотрено. В результате Группа Мидори лишилась права использовать товарные знаки Кёкусин кайкан и само это название, хотя теоретически у нее сохранялась возможность уладить дело, договорившись с Мацуи и заплатив ему круглую сумму за право пользования знаками.
Здесь необходимо отметить принципиальную разницу в тактике борьбы, избранной Мидори и Хасэгава и его сторонниками. Хасэгава выступал в суде, исходя из посылки, что "организация Кёкусин кайкан раскололась, и помимо организации Мацуи, есть другие организации Кёкусин кайкан" и, соответственно, требовал у суда оградить его самого и коллег от вреда, причиняемого злоупотреблениями правами со стороны руководителя ОДНОЙ ИЗ организаций Кёкусин. Совершенно иной была официальная позиция Группы Мидори - она исходила из посылки, что Группа Мидори на самом деле и есть та самая единственная легитимная организация Кёкусин кайкан, и настаивала на лишении Мацуи прав на торговые марки.
На самом деле, в процессе судебного разбирательства между Мидори и Мацуи суд предложил им заключить мировое соглашение, намекая на бесперспективность судебного разбирательства для одной из сторон, однако Мидори отказался от этого.
Во время процесса Хасэгава и ряд других бранч-чифов, имевших опыт судебных разбирательств, советовали Мидори не вступать в суде в борьбу за право выступать в качестве единственного и законного правопреемника Кёкусин кайкан и не спорить по поводу права руководства организацией. Для того, чтобы сохранить право называться "Кёкусин кайкан", следовало добиться признания со стороны суда факта раскола некогда единой организации, не рассчитывая лишить Мацуи права на торговые марки. Хасэгава рекомендовал Мидори отстаивать в суде право его организации пользоваться торговыми марками Кёкусин кайкан, несмотря на то, что юридически права на них принадлежат Мацуи. Однако Мидори остался глух к этим советам, в итоге суд был проигран, а организации пришлось объявить о создании Нового Кёкусинкай - Син Кёкусинкай.

Декабрь 2001 года
Поражение Мидори в суде вызвало критику в его адрес. Мидори обвиняли в выборе неверной тактики, предрекая полный проигрыш Группе Мацуи, если дело и далее пойдет так же.
Разочарованные бранч-чифы стали покидать организацию Мидори. Всего в этот период ее оставили 7 человек:
Хасэгава Кадзуюки (победитель 2 Абсолютного чемпионата Японии, при жизни Оямы - руководитель отделений в преф. Айти и Токусима);
Оиси Дайго (при жизни Оямы - руководитель отделений в преф. Сидзуока и Яманаси);
Ситинохэ Ясухиро (при жизни Оямы - руководитель отделения в преф. Окинава);
Табата Сигэру (при жизни Оямы - руководитель отделения в преф. Ямагата);
Кувадзима Ясухиро (победитель 20 Абсолютного чемпионата Японии, при жизни Оямы - руководитель отделения в преф. Кагава);
Мива Дзюн (при жизни Оямы - руководитель суббранча Токио Дзёсай);
Сакамото Кэйги (при жизни Оямы - руководитель суббранча Токио Дзёнан).
Отметим, что трое из названных - Кувадзима, Ситинохэ и Табата - входили в совет директоров организации Мидори.
В декабре 2001 года Хасэгава Кадзуюки, Оиси Дайго, Ситинохэ Ясухиро, Табата Сигэру, Кувадзима Ясухиро, Мива Дзюн, Сакамото Кэйги, а также Окада Юкио, Сэто Тосикадзу и Такахаси Ясуо (при жизни Оямы - руководитель отделения в преф. Фукуи, до это находился в Группе Тэдзука) объявили об учреждении Всеяпонского союза Кёкусин Международной организации каратэ-до Кёкусин кайкан (Кокусай каратэдо рэммэй Кёкусин кайкан Дзэн Нихон Кёкусин рэнгокай, далее - Рэнгокай).
В подписанном этими десятью фамилиями обращении по случаю создания организации говорилось:
"Цель Союза - объединить в единую организацию самостоятельные самоуправляемые организации и отдельные додзё Кёкусин с тем, чтобы, не участвуя в борьбе различных группировок Кёкусин кайкан за признание их главенства, в качестве надпартийной организации Кёкусин трудиться на благо единения Кёкусин, распространения и развития японского каратэдо… Члены Рэнгокай… взаимно признают деятельность друг друга и планируют проводить общие турниры и экзамены на мастерские степени".

2003 год
11 июля 2003 года

Группа Мидори организовала пресс-конференцию в Зале "Грин холл" в гостинице "Акасака Принс Хотэл". Конференция состояла из двух частей. Во второй было объявлено о проведении очередного чемпионата мира, но по-настоящему значимой была первая часть. В ходе нее президент организации Мидори Кэндзи объявил об изменении названия организации с "Некоммерческая общественная организация "Международная организация каратэдо" на "Некоммерческая общественная организация "Всемирная федерация каратэдо Син Кёкусинкай"". Затем вице-президент организации Кобаяси Исао представил собравшимся новую эмблему и нагрудную надпись "Син Кёкусинкай".
Объясняя решение о перемене названия, Мидори Кэндзи сказал на этой конференции, что их "организации предстоит внимательно изучить и пересмотреть свои взгляды на истоки Кёкусин, созданного сосаем Ояма". Он сказал, что Син Кёкусинкай создан потому, что представители их организации "ищут такую форму организации, которая могла бы вносить вклад в позитивное развитие общества посредством культуры японских будо", что они хотят "облечь историю Кёкусин в новую словесную оболочку", что они создали Син Кёкусинкай таким, "чтобы он был устремлен в будущее и мог подняться на качественно новую ступень в своем развитии".
Тут же известный в Японии актер и певец Нагабути Цуёси под аплодисменты исполнил песню "Син Кёкусинкай", для которой он сам сочинил и слова, и музыку.

4-5 октября 2003 года
Состоялся VIII Открытый чемпионат мира, организованный Всемирной федерацией каратэдо Син Кёкусинкай и прошедший в Токийском дворце спорта. На нем впервые широкой общественности были продемонстрированы новые эмблемы этой организации. Во второй день соревнований всем зрителям были вручены в подарок CD с записями исполнения Нагабути Цуёси гимна новой организации. Таким образом, чемпионат мира, который по традиции проходит лишь один раз в четыре года, явился сценой для официальной декларации о старте новой организации - Син Кёкусинкай. Хотя этот старт получился весьма ярким и пышным, за ним скрывалось поражение в судебном споре с Мацуи Сёкэй, лишившее Группу Мидори права использовать название "Кёкусин кайкан".
* * *
Еще до того, как Мидори Кэндзи объявил о создании Син Кёкусинкай, после того, как Группа Мидори проиграла суд с Мацуи, ее покинул ряд бранч-чифов: Кодзима Юкио умер, Нисида Юкио и Хасэ Бадзё просто ушли.
К моменту создания Син Кёкусинкай в этой организации из 20 бранч-чифов, назначенных Оямой Масутацу, которые первоначально входили в Группу Совета бранч-чифов, осталось всего 12, большинство из которых входит в так называемую Группу Санпэя.

18 ноября 2002 года
Рояма Хацуо официально исключен господином Мацуи Сёкэй из Кёкусин кайкан, а фактически – ушел из организации сам.
Уход Роямы из Группы Мацуи был предсказуем для внимательного наблюдателя. Так, Рояма не появился на 34 Абсолютном чемпионате Японии, который проходил 2-3 ноября 2002 года, за две недели до официального объявления о его исключении из организации, хотя Абсолютный чемпионат Японии – важнейшее событие в годовом календаре Всеяпонской федерации Кёкусин кайкан, на котором обычно собираются все бранч-чифы. Сторонние наблюдатели сразу оценили отсутствие Роямы на Чемпионате как признак раскола Группы Мацуи, хотя представители Группы, конечно же, приводили «убедительные» причины, по которым Рояма «не смог» присутствовать на столь значимом мероприятии.
Рояма Хацуо стал учеником Оямы Масутацу в 1963 году. Он начал заниматься каратэ в знаменитую эпоху Ояма-додзё, когда усилиями Оямы и его ближайших соратников и учеников, среди которых были такие выдающиеся мастера, принесшие славу Кёкусин, как Исибаси Масаси, Куросаки Кэндзи, Фудзихира Акио, Накамура Тадаси, Ояма Сигэру, Ояма Ясухико, Асихара Хидэюки, Соэно Ёсидзи, Маки Хисао, Фудзивара Тосио, Рояма Хацуо и другие, фактически была создана и утвердила свои позиции на мировой арене будо школа каратэ Кёкусин.
На момент выхода из Группы Мацуи Рояма Хацуо был одним из старейших мастеров Кёкусина и к тому же – одной из самых ярких фигур в его истории: победитель V Абсолютного чемпионата Японии (1973 г.), серебряный призер I Абсолютного чемпионата мира (1975 г.), носитель уникальной манеры проведения кумитэ с характерными входами с дальней дистанции и мощнейшими ударами гяку-дзуки, руководитель крупнейшего отделения в префектуре Сайтама, основоположник детского Кёкусин-спорта, знаток китайских внутренних стилей, автор многочисленных книг, рассказывающих о технике и духе Кёкусин…
На протяжении почти десяти лет после смерти Оямы Масутацу Рояма Хацуо являлся важнейшей опорой Мацуи Сёкэй. Когда Группа семьи попыталась захватить старое додзё Оямы, именно Рояма первым примчался туда со своими учениками и помешал осуществлению плана «заговорщиков». Если складывалась какая-то сложная ситуация, Рояма всегда первым становился в авангард и принимал удар на себя. Именно Рояму, который считался «лидером боевого крыла» Группы Мацуи, больше всего опасались представители организаций – соперницы Группы Мацуи. В целом Рояма, как утверждают, долгое время был надежным щитом для Мацуи.

25 ноября 2002 года
В знак протеста по поводу исключения из организации Роямы Хацуо Группу Мацуи покинул Кадзуми Хадзимэ.
Уход Кадзуми Хадзимэ также явился тяжелым ударом для Группы Мацуи. Вернувшись на татами после трехлетнего перерыва, в финале 34-го чемпионата Японии, который прошел 2-3 ноября 2003 года, Кадзуми разгромил Кияму Хитоси – победителя двух предыдущих чемпионатов страны, и таким образом на момент своего выхода из Группы Мацуи являлся действующим чемпионом Японии. Причем для Кадзуми это был уже 5-й титул чемпиона страны. Кроме того, он был последним чемпионом Японии, завоевавшим этот титул при жизни Оямы. Обладатель уникального стиля боя, Кадзуми привлекал огромное внимание как специалистов, так и простых поклонников Кёкусин. И, естественно, его уход из Группы Мацуи вызвал чрезвычайно большой резонанс.

26 ноября 2002 года
В знак протеста по поводу исключения из организации Роямы Хацуо Группу Мацуи покинул Хиросигэ Цуёси, глава отделения Дзёнан в Токио, выдающийся тренер, воспитавший таких спортсменов, как абсолютные чемпионы мира Мидори Кэндзи (IKO), Кадзуми Хадзимэ (IKO), Ямаки Кэндзи (IKO-1), Цукамото Норитика (IKO-2 Син Кёкусинкай), чемпионы Японии Ивасаки Тацуя, Такаку Масаёси, Сида Киёюки и др.
Рояма, Хиросигэ, Кадзуми… Уход этих трех знаковых фигур из Группы Мацуи, безусловно, явился для нее тяжелым ударом. Тем более, что за ними последовали и другие. В частности, вслед за своим учителем Рояма ушли его ути-дэси: Кояма Акио, при жизни Оямы являвшийся руководителем отделений в префектурах Тоттори и Симанэ; Окадзаки Хирото, на момент ухода – руководитель Технического комитета Кёкусин кайкан и др.

Начало декабря 2002 года
Выступая на пресс-конференции, посвященной проведению в феврале 2003 года в зале Ниппон Будокан шоу «Итигэки», Мацуи Сёкэй заявил, что Рояма Хацуо «был исключен из организации за попытку осуществления переворота, направленного на разрушение существующей ныне системы».
Он также проинформировал собравшихся о том, что получил и принял заявления о выходе из организации от Хиросигэ Цуёси, Кадзуми Хадзимэ и Коямы Акио, добавив, что «по словам Кадзуми, он собирается идти своим путем в боевом искусстве. Он говорит, что на него никто не повлиял, но это неправда. Впрочем, этот провал быстро восполнится».
Говоря о «перевороте», который якобы планировал Рояма, Мацуи утверждал, что Рояма Хацуо предпринял попытку поставить под свой полный контроль российское отделение Кёкусин кайкан, которое, якобы должно, было стать фундаментом его собственной независимой организации.
При жизни Оямы Рояма Хацуо отвечал за развитие Кёкусин в странах бывшего СССР и, конечно, имел сильные позиции в России. Однако представители Группы Роямы решительно отвергли какие бы то ни было обвинения в подготовке «переворота». Это их утверждение подтверждается реальными фактами.
Во-первых, есть надежные свидетельства того, что Рояма Хацуо после ухода из Кёкусин кайкан вообще не хотел создавать какую-либо организацию и пошел на это, лишь поддавшись уговорам своих учеников и сторонников.
Во-вторых, когда Рояма заявил о создании своей организации – Кёкусин-кан, в России за ним последовал только Александр Васильевич Нестеренко, ныне 6-й дан Кёкусин-кан, а в то время руководитель сравнительно небольшой «Западно-Российской организации Киокушинкай».
Иными словами, никакого «заговора» не было…
В основе разрыва между Мацуи и Роямой лежали фундаментальные противоречия во взглядах на пути развития Кёкусин каратэ, его цели, методы управления организацией, порядок выполнения требований завещания сосая Ояма.
Как пишет Иэтака Ясухико, известный японский спортивный журналист, автор многочисленных публикаций в журналах «Гэккан каратэ-до» («Ежемесячник каратэ-до»), «Гэккан фуруконтакуто каратэ» («Ежемесячник фул-контакт каратэ») и «Гэккан пава каратэ» («Ежемесячник мощного каратэ», официальный орган Кёкусин кайкан), заместитель главного редактора журнала «Гэккан будо каратэ» («Ежемесячник будо каратэ»), обладатель мастерских степеней по Кёкусин каратэ-до и Ёсинкан айкидо, в своей интереснейшей книге «Дзицуроку!! Кёкусин дайран» («Документальная история!! Великая смута Кёкусин») с подзаголовком «Ояма Масутацу-но си то, дзэнкоку какуха-но синдзицу» («Кончина Оямы Масутацу и правда о группировках Кёкусин по всей Японии»), еще задолго до ухода Роямы из Группы Мацуи многие недоумевали по поводу того, что заставляет Рояму оставаться в организации Мацуи, поскольку весь образ его мышления и личные приоритеты – стремление практиковать и развивать именно будо каратэ – принципиально расходились с приоритетами организации Мацуи.
Рояма уже при жизни сосая Ояма являлся главным идеологом Кёкусин как будо каратэ. С санкции Оямы Рояма написал целый ряд книг (Факт: Рояма Хацуо – самый плодовитый автор среди всех японских сэнсэев Кёкусин!), в том числе автобиографических. Во всех своих работах Рояма обязательно вспоминает эпизоды, связанные с его занятиями в период Ояма додзё, с обучением не только под руководством Оямы, но и под руководством основателя школы Тайкикэн Саваи Кэнъити и основателя Кэндокай сэнсэя Накамуры Хидэо. Одновременно он неизменно пишет о практике каратэ как «о пути, по которому нужно идти всю жизнь», и утверждает, что сам следует этому идеалу. Приверженность Роямы именно такому пониманию каратэ видна даже из самих названий его книг, где, вместо «каратэ», всегда значится «каратэ-до». К тому же ряду нужно отнести и использование в названиях его книг слова «будо».
Каждый, кто видел выступления Роямы на соревнованиях, не мог не заметить, что даже его боевая изготовка отличается от изготовок других бойцов. Поскольку правила Кёкусин кайкан запрещают удары руками в лицо, большинство бойцов никак не защищают голову от ударов руками. Рояма же всегда вел бой в стойке типа кокуцу-дати, подняв руки для защиты головы от любых ударов и сохраняя длинную дистанцию, позволяющую эффективно защищаться от любых атак, хотя, с точки зрения спортивных правил Кёкусин, это и не требуется.
Техника Роямы также специфична. Те, кто видел записи I Чемпионата мира по Кёкусин, конечно, помнят его классический гяку-дзуки с дальней дистанции и специфический вариант лоу-кика, известный в Кёкусине под названием «микадзуки-гэри» - удар по кратчайшей траектории в горизонтальной плоскости с дальней дистанции, резко отличающийся от наиболее распространенного ныне варианта лоу-кика подъемом или голенью сверху вниз с ближней или средней дистанции.
В додзё Роямы всегда уделялось большое внимание классическим стойкам, постановке дыхания, ученики очень много времени уделяли отработке кихона. В силу таких акцентов в методике тренировки додзё Роямы всегда стояло особняком среди всех японских отделений Кёкусин кайкан.
Рояма – ученик не только Оямы Масутацу. Он имеет богатый опыт занятий у таких выдающихся мастеров, как Саваи Кэнъити и Накамура Хидэо. Кроме того, он некоторое время выступал в качестве кикбоксера на профессиональном ринге. Имея такой богатый и разноплановый опыт занятий различными единоборствами, Рояма, тем не менее, всегда подчеркивал, что был и остается последователем Кёкусин. Его усилия и вклад в развитие Кёкусин были отмечены сосаем Оямы Масутацу, который ввел Рояму в круг своего ближайшего окружения.
Как один из очень немногих стариков, пришедших к Ояме еще в эпоху Ояма-додзё, Рояма сильнее других верит в силу и красоту Кёкусин каратэ и всем старается поведать о них. В то же время преобладающей тенденцией развития Кёкусинкай в последние десятилетия стала спортизация, ведущая к ограничению технического арсенала исключительно приемами, применимыми в поединке по специфическим правилам, запрещающим удары руками в голову, броски и болевые приемы. На этом фоне Рояма предстает как хранитель традиций и духа каратэ как боевого искусства и системы совершенствования личности.
Что же касается Мацуи Сёкэй, то он избрал совершенно иной путь развития Кёкусин – путь коммерциализации, воплотившейся в выставлении бойцов Кёкусин на профессиональные турниры, организуемые другими организациями, цели которых весьма отличны от изначальных целей Кёкусин как будо каратэ.
Кроме того, участие действующих бойцов Кёкусин в чужих профессиональных турнирах, проводимых по другим правилам, нанесло серьезный ущерб репутации Кёкусин. Вполне естественно, что, не имея богатого опыта и основательной подготовки к поединкам с ударами руками в голову, бойцы Кёкусин оказывались весьма уязвимы для противников, пришедших из бокса, муай-тай или кик-боксинга.
Здесь достаточно вспомнить турнир «K-1 Dream 1998», разрекламированный как «Величайший матч в истории!». Этот матч, проходивший по формуле «Каратэ против кик-боксинга. Бои в полный контакт 7 на 7» состоялся 18 июля 1998 года в городе Нагоя и завершился убедительной победой команды кик-боксинга (5 побед, 1 ничья и 1 поражение), потрясшей Кёкусин до основания, потому что звезды Кёкусин первой величины потерпели действительно сокрушительные поражения.
Так, Николас Петас (победитель чемпионата Европы 1995 г. в тяжелом весе, 5-е место на 6-м абсолютном чемпионате мира по версии Мацуи, 3-е место на 1-м чемпионате мира по весовым категориям в тяжелом весе 1997 г.) встречался со Стефаном Леко и проиграл техническим нокаутом после правого прямого во 2-м раунде.
Глаубе Фейтоза (победитель чемпионата Южной Америки 1997 г. по версии Мацуи, победитель Кубка Америки 1997 г., чемпион Бразилии 1996, 1997 годов, 2-е место на 1-м чемпионате мира по весовым категориям в тяжелом весе 1997 г.) встречался с Майком Бернардо. За 1-й раунд он трижды побывал в нокдауне, пропустив хуки справа, и ему было засчитано поражение техническим нокаутом.
Единственную победу в матче одержал Франсиско Филио, но, можно сказать, что ему просто повезло. Филио встречался с Питером Артсом и впервые в своей жизни побывал в нокдауне. Однако затем врач снял Артса с боя в связи с травмой голени, благодаря чему Филио и был объявлен победителем в поединке…
Конечно, позднее, пройдя специальную подготовку, некоторые бойцы Кёкусин выступали в турнирах К-1 гораздо успешнее, хотя и с переменным успехом. Так, Франсиско Филио (3-е место на 6-м чемпионате мира по версии Мацуи 1995 г., победитель 1-го чемпионата мира по весовым категориям по версии Мацуи в тяжелом весе 1997 г.) в 1997 году в ранге чемпиона мира по Кёкусинкай вышел на ринг на турнире «К-1 Гран-при 97». Филио дебютировал блестяще, в 1-м же раунде нокаутировав Анди Хуга, победителя прошлогоднего Гран-при К-1, и сразу выдвинулся в число звезд первой величины. Однако уже на следующем турнире – в «Финале Всемирного Гран-при К-1 98», в 3-м раунде боя с бойцом К-1 Майком Бернардо он дважды побывал в нокдауне, пропустив хуки справа, а потом оказался в нокауте. На следующий год, в 1999-м, Филио, с одной стороны, выиграл 7-й чемпионат мира по версии Мацуи, а, с другой, одержал победу на турнире К-1 «World Gran-Prix 2000 in Yokohama». Затем, в турнире «World Gran-Prix 2000 Final» он стал третьим, а потом выиграл турнир «World Gran-Prix 2001 in Fukuoka»…
Интересная деталь: хотя в турнирах К-1 выступают выходцы из разных единоборств, все они выходят на эти турниры, официально завершив карьеру в своем родном виде и пройдя специальную подготовку, и только бойцы Кёкусин из Группы Мацуи пытаются совмещать карьеру в Кёкусин и в кик-боксинге.
Бойцы Кёкусин, безусловно, обладают хорошей физической подготовкой и неизменно демонстрируют блестящий бойцовский дух, но этого зачастую недостаточно. И их многочисленные неудачи уже нанесли огромный урон имиджу школе Кёкусин, которая долгое время рекламировалась как «сильнейшее каратэ на планете».
Разрешив действующим топ-бойцам Кёкусин участвовать в профессиональных турнирах типа К-1 «по собственному усмотрению», Мацуи, очевидно, рассчитывал на финансовый выигрыш и мощный пропагандистский эффект, чего можно было бы ожидать в случае успешных выступлений бойцов Кёкусин на профессиональных турнирах, широко освещаемых в СМИ. Однако результат оказался обратным.
В этой связи Иэтака пишет: «Выше я оценил стиль управления Мацуи его Группой как «стиль управления с хладнокровием бизнесмена», но действия Мацуи в этом случае нельзя расценить иначе, как какое-то вопиющее исключение из правила. Если проводить какие-то параллели, то можно сказать, что Кёкусин каратэ для Кёкусин кайкан – его единственный и главный товар. И невозможно представить себе, чтобы в бизнесе кто-то избрал такую линию управления, которая поставила бы под угрозу качество и престиж важнейшего товара фирмы. Хотелось бы, чтобы мы все бережнее относились к Кёкусин каратэ, которое создал сосай Ояма Масутацу».
Коммерчески-ориентированная политика Мацуи вызывала неприятие со стороны Роямы, который, являясь членом организации Мацуи, был единственным, кто осмеливался критиковать Мацуи за эту политику, говоря правду прямо в глаза. В то же время Рояма не был единственным, кто в организации был не доволен такой политикой Мацуи. Ряд видных представителей Кёкусин кайкан высказались за создание в рамках организации особого консультативного органа, который мог бы выступать со своими предложениями и выражать перед кантё Мацуи солидарное мнение. Однако плану создания такого консультативного органа не суждено было осуществиться, потому что категорически против этого выступил Мацуи.
В таких условиях оставаться в организации Мацуи для Роямы было равнозначно предательству своего жизненного кредо. Иэтака пишет: «После смерти Оямы Рояма упорно продолжал поддерживать Мацуи, несомненно, именно потому, что был убежден в том, что назначение Мацуи преемником было предсмертной волей Оямы… Однако воля Оямы не сводилась только к назначению Мацуи преемником. Ведь главным условием такого назначения было, конечно же, то, что Мацуи «будет хранить каратэ Кёкусин». И вот теперь Рояма выбрал именно эту задачу, поставленную сосаем: «хранить каратэ Кёкусин», - и поэтому расстался с Мацуи».
С точки зрения Роямы и его сторонников, ушедших из Группы Мацуи, курс управления организацией, избранный Мацуи, был явно направлен на превращение Кёкусин каратэ в частный бизнес и в разновидность шоу. В этой связи представляется поразительно символичным то обстоятельство, что Мацуи Сёкэй объявил об исключении Роямы из организации именно на пресс-конференции, посвященной организации шоу «Итигэки»…

13 января 2003 года
Во дворце культуры «Аоки» города Кавагути префектуры Сайтама состоялся съезд, посвященный учреждению новой организации «Кёкусин-кан», на котором присутствовало свыше 800 человек. Ее президентом (кантё) был избран Рояма Хацуо, верховным советником (сайко комон) – Хиросигэ Цуёси, директором штаб-квартиры (хомбутё) – Кояма Акио, заместителем директора штаб-квартиры (фукухомбутё) – Окадзаки Хирото.
В их официальном заявлении по случаю учреждения Кёкусин-кан, в частности, говорилось:
«…Наш покойный учитель сосай Ояма Масутацу на протяжении всей своей жизни стремился к тому, чтобы Кёкусин каратэ достигло совершенства как будо каратэ.
Ученики, которые стремились постичь путь каратэ, глубоко изучая каратэ как боевое искусство…, обретая физическую силу и формируя свой характер, ставили перед собой величественную цель воспитания человека, способного приносить пользу обществу…
Являясь учениками сосая Ояма Масутацу, мы видим свою миссию в том, чтобы и в дальнейшем правильно передавать своим ученикам, широко пропагандировать и развивать идеи будо каратэ сосая Ояма Масутацу и дух Кёкусин…
Как настаивал сосай Ояма Масутацу, мы не желаем поддаваться веяниям времени и не желаем иметь ничего общего с «бизнесом на каратэ» и с «шоу-каратэ», стремясь посвятить себя серьезной практике будо каратэ…».
Выступая перед своими учениками, представителями печатных СМИ и телевидения, новоизбранный кантё Рояма Хацуо официально объявил об учреждении Кёкусин-кан и, в частности, сказал: «Мы должны вернуться к истокам будо. Я считаю, что каратэ занимаются не ради славы, почестей и денег. Наше богатство заключено в наших телах, в пути самосовершенствования, оно накоплено в результате тренировок и постоянной работы над собой, это то, что нельзя продать или купить... Мы хотим полностью посвятить себя будо каратэ и продолжать серьёзно тренироваться. Вернуться к истокам Учения и создать «самое сильное каратэ в истории», о котором говорил сосай Ояма Масуцтацу. Мы приложим все усилия к тому, чтобы вернуть Кёкусин имя «самого сильного каратэ на планете»...
Кёкусин каратэ само по себе вечно, оно не принадлежит какому-то одному человеку. Я мечтаю о том, что когда-нибудь люди сплотятся в одну организацию с единой целью и назовут ее «Кёкусин»… Возрождение единого Кёкусин – дело не простое. Но я от всей души желаю, чтобы когда-нибудь наступил день, когда все снова сольются в единую организацию».
На съезде присутствовали Кадзуми Хадзимэ, который был представлен как руководитель отделения Кёкусин-кан в префектуре Тиба, а также, к всеобщему удивлению журналистов, Итикава Масая (3-е место на весовом чемпионате Японии по версии Мацуи 2001 года в тяжелом весе, 4-е место на абсолютном чемпионате Японии по версии Мацуи 2002 года), который был представлен в качестве главы отделения Кёкусин-кан в префектуре Нара.
Комментируя переход Итикавы в Кёкусин-кан, кантё Рояма Хацуо сказал: «Я сам удивлен не меньше вашего, но Итикава сказал мне, что если я не приму его в свою организацию, то он вообще бросит заниматься каратэ. Мы, конечно же, не собираемся переманивать учеников. Мы просто хотим передать будущим поколениям волю Учителя Ояма Масутацу».
Вскоре после учреждения Кёкусин-кан вышла в свет книга «Син Ояма додзё. Кёкусин-кан-но ёакэ» («Новое Ояма додзё. Заря Кёкусин-кана»), совместный труд Роямы Хацуо и Хиросигэ Цуёси. В ней, в частности, говорится: «Пришло время вернуться в Ояма додзё – в место рождения сильнейшего каратэ!»
В этой книге есть такие слова Роямы: «Очень тяжело было наблюдать за тем, как после кончины сосая организация Кёкусин кайкан несколько раз пережила трагедию раскола, и мне хотелось бы принести свои глубочайшие извинения всем, кому это доставило неприятности. Но я хотел бы, чтобы все поняли, что самое большое наше желание – вернуть Кёкусин каратэ его былую заслуженную репутацию самого сильного каратэ на планете… У нас самих нет никакого ощущения, что мы ушли из Кёкусина или прекратили заниматься Кёкусин. Нет! Совсем не так! Мы просто вернулись к отправной точке в развитии Кёкусина! И эта отправная точка имеет несколько иную точку отсчета, нежели точка отсчета Мацуи-кун».
В соответствии со своей официально заявленной целью – возвращение к будо каратэ – руководство Кёкусин-кан развернуло широкую деятельность по ревизии базовой техники и ката, «перекореженных» за годы спортизации и далеко отошедших как от канонов классического каратэ, так и от требований биомеханики, по дополнению программы необходимыми элементами. В рамках этой деятельности в дальнейшем в программу обучения Кёкусин-кан были включены основы кобудо – окинавских искусств боя традиционным холодным оружием (бодзюцу, сайдзюцу, тонфадзюцу, кэндзюцу), основы техники болевых и удушающих приемов (ура-вадза).
Кроме того, руководство Кёкусин-кан, признав слабость подготовки бойцов Кёкусин к боям с минимальными ограничениями – с ударами в голову, бросками, болевыми и удушающими приемами, как в стойке, так и партере, сформулировало курс постепенного изменения базисных методических установок и введения соревнований по максимально свободным правилам.

2003 год
В 2003 году Кёкусин-кан и его сторонникам сумел возобновить деятельность фонда «Кёкусин сёгакукай» («Общество поощрения каратэ-до Кёкусин»), который бездействовал с последних лет жизни Оямы.
Ояма Масутацу изначально создавал эту некоммерческую организацию с целью создания лучших условий для японской молодежи в изучении Кёкусин каратэ и одновременно для распространения идеалов будо, способствующих поддержанию мира во всем мире. Перед смертью Ояма Масутацу выразил желание, чтобы его последователи воссоздали фонд «Кёкусин сёгакукай», ранее прекративший свою деятельность. Однако Мацуи Сёкэй, по тому же завещанию назначенный новым руководителем Кёкусин кайкан не предпринял для этого никаких шагов, что стало одной из целого ряда причин, по которым сихан Рояма Хацуо и его соратники приняли решение покинуть Кёкусин кайкан.
Возрождения Фонда удалось достичь, благодаря самоотверженной работе Умэды Ёсиаки, который сегодня входит в число директоров Фонда. И не только Умэда. Членом совета директоров является также Ёнэдзу. Таким образом, Умэда и Ёнэдзу, свидетели последнего волеизъявления Оямы, люди которые сыграли важнейшую роль в превращении Мацуи в кантё Кёкусин кайкан, встали на сторону Роямы Хацуо. Сам этот факт критичен для Мацуи, претендующего на право выступать как преемник Оямы, и для его сторонников.
В настоящее время Кёкусин-кан действует как признанная Фондом «Кёкусин сёгакукай» организация, являющейся легитимной наследницей Кёкусин кайкан Оямы Масутацу.

14 мая 2003 года
Кадзуми Хадзимэ заявил о создании своей особой школы Нихон каратэ-до Кадзуми додзё со штаб-квартирой в его зале в Токио Синагава.
Отказавшись от продолжения спортивной карьеры в Кёкусин, Кадзуми заявил: «Я хочу сосредоточиться на достижении подлинной силы. Хочу, чтобы мои ученики выступали на соревнованиях не только по каратэ, но и по другим единоборствам».


14-15 июня 2003 года
15 июня в Сайтаме во Дворце спорта «Saitama Super Arena» состоялся I Открытый чемпионат Японии Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям и по ката среди мужчин, женщин и ветеранов.
Это был первый турнир всеяпонского масштаба со времени создания Кёкусин-кан. Несмотря на то, что он прошел менее, чем через полгода после создания организации, чемпионат прошел с большим успехом.
14-15 июня также состоялось IX Первенство Японии по Кёкусин-кан. В соревнованиях приняли участие 786 юных спортсменов в возрасте от 5 до 18 лет. В рамках первенства впервые прошли соревнования по ката, которые в дальнейшем с каждым годом набирали все большую популярность.
В завершение официальной церемонии закрытия соревнований кантё Рояма, обращаясь к организаторам, участникам и зрителям, выразил твердую уверенность в том, что Кёкусин-кан «будет прочной организацией, которая будет способна развиваться и пятьдесят, и сто лет спустя».
Все средства, полученные от продажи билетов и сувениров, Всеяпонская федерация Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан передала в благотворительный фонд поддержки детства. В дальнейшем это стало традицией, и в настоящее время все всеяпонские чемпионаты являются благотворительными.

30 ноября 2003 года
В Сайтаме во Дворце спорта «Saitama Super Arena» состоялся I Абсолютный чемпионат Японии по Кёкусин-кан (по кумитэ среди мужчин).
Над огромным Дворцом спорта «Saitama Super Arena» сгустились темные тучи. Накануне на регион Канто обрушился тайфун, необычный для этого сезона. Всю ночь лил страшный ливень, и устроители страшно волновались: будут ли зрители? Но опасения оказались напрасны – к 10:00, когда стартовали отборочные бои, хотя зал и не был полон, зрителей было уже довольно много. К обеду распогодилось, что кантё Рояма отчасти в шутку прокомментировал такими словами: «Небо явно на нашей стороне!» К финалам зал заполнился до отказа.
Первым абсолютным чемпионом Японии по Кёкусин-кан стал Итикава Масая (Нара). 2-е место – у Кога Хирокадзу (Кавасаки Мото Сумиёси), 3-е – у Кобаяси Масаоми (Сайтама).
В Чемпионате участвовало 56 бойцов. Кроме японских спортсменов, в соревнованиях приняли участие также бойцы из России, Южной Кореи, США, Казахстана, Перу, Германии, Украины.

2 мая 2004 года
В префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода состоялся II Открытый чемпионат Японии Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям и ката среди мужчин, женщин и ветеранов.
В чемпионате приняли участие 78 бойцов. Кроме японских спортсменов, в соревнованиях приняли участие также бойцы из Украины, США, Южной Кореи, ЮАР.
Общее впечатление зрителей, участников, журналистов: «Кёкусин-кан – это другой Кёкусин. Кёкусин-кан вернулся к истокам Кёкусин. Это настоящее боевое каратэ, мощное и устрашающее». Зрителей поразило стремление бойцов решить бой одним ударом, принципиальный отказ от возни и толчков, попыток выиграть бой за счет выносливости, перестоять противника. Лучшие бойцы Кёкусин-кан – Иноуэ Ю, Фудзии Юскэ, Насиро Юдзи, Нацухара Нодзому, Сёдзи Рёскэ – продемонстрировали начатки нового стиля боя на дальней и средней дистанции: рациональной, экономичной, с акцентом на удар, с настроем на решительную победу над соперником – того стиля будо каратэ, к которому всегда призывал своих последователей и читателей кантё Рояма Хацуо.
На соревнованиях присутствовала большая делегация китайских журналистов из печатных СМИ и с телевидения, которые подготовили серию репортажей о Первенстве Японии по Кёкусин-кан и о Чемпионате Японии по весовым категориям, которые транслировались по всему Китаю, и вызвали большой интерес у населения.

3 мая 2004 года
В префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода состоялось X Первенство Японии по Кёкусин-кан. В соревнованиях приняли участие свыше 700 юных спортсменов в возрасте от 5 до 18 лет. Помимо японских спортсменов, в Первенстве участвовали также и юные каратисты из ряда других стран: США, Южной Кореи, Казахстана, Шри-Ланки, Германии, Пакистана, Филиппин, ЮАР. Специалисты особо отметили рост мастерства и конкуренции среди юных катистов.

26 июня 2004 года
Команда Кёкусин-кан в южнокитайском городе Фошан провела дружескую встречу с профессиональной командой саньда. Матч прошел по правилам саньда.
Организации встречи предшествовал ряд событий. В 2003 году президент Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан Рояма Хацуо и его заместитель Хиросигэ Цуёси по приглашению председателя Всекитайской ассоциации ушу господина Вана и управляющего делами Ассоциации господина Чэня посетили Пекин. На встрече обсуждались перспективы двустороннего сотрудничества. Несколько позднее, в 2004 году китайская сторона выступила с предложением провести дружеский турнир по саньда между китайской командой и командой Кёкусин-кан. Такой вызов отвечал намерениям руководства Кёкусин-кан развивать бои по правилам, разрешающим удары в голову, броски и болевые приемы. Поэтому в итоге руководство Кёкусин-кан ответило на приглашение согласием.
Кантё Рояма рассказывал: «Мы уже очень давно думали над тем, как начать популяризацию Кёкусин каратэ в Китае. Ведь Китай – это колыбель боевых искусств, место зарождения японского каратэ. Но, к сожалению, до настоящего момента в Китае о Кёкусин каратэ ничего не знали, поэтому мы и решили выставить на соревнования в Китае наших бойцов.
Установление дружеских отношений с китайскими представителями саньда могло бы стать первым шагом в распространении Кёкусин каратэ на этой земле. Тогда у нас и появилась мечта создать организацию Кёкусин-кан в Китае и развивать ее, причем не на частном уровне, а на уровне межправительственных отношений.
В этом году к нам обратилась китайская сторона с предложением принять участие в матче по саньда. Согласившись на ее предложение, мы собирались выставить пять бойцов, но один из них не смог поехать на соревнования, поэтому на его место мы пригласили бойца из Казахстана.
Стоит отметить, что ни один из бойцов Кёкусин-кан ранее не принимал участия в соревнованиях по саньда. К тому же, официальная программа была передана нам всего лишь за месяц до начала соревнований. С этого момента и началась подготовка наших бойцов, отработка ударов в перчатках, бросков и т.п.
В то же время практически все китайские бойцы, с которыми нам предстояло сражаться, были чемпионами Китая. Среди них был и легендарный Лю, которого в саньда называют «чемпионом чемпионов». Он выступает в категории 80 кг.
До этого времени несколько японских организаций уже принимали участие в соревнованиях по саньда, но, вероятно, никак себя не зарекомендовали, поэтому до некоторого момента и нас не воспринимали в серьез. Однако на ринге наши бойцы держались смело и решительно. Было немало моментов, когда они загоняли в угол китайских чемпионов. Но все же, стоит признать, что китайские бойцы весьма умело, проводят соревновательные бои, они постоянно зарабатывают очки. В конечном счете, победила команда Китая.
Но, хоть японская команда и проиграла, зрители провожали наших бойцов бурными аплодисментами в награду за их смелость и отвагу. Кроме того, Всекитайская ассоциация ушу и средства массовой информации, казалось, тоже были удивлены не меньше. Они попросили нас, начиная со следующего года, хотя бы раз в год, обязательно привозить бойцов на такие соревнования.
Эти соревнования дали нам возможность прочувствовать на себе реальную силу китайских бойцов высшего класса, что в свою очередь позволило нам определить дальнейшие цели…
После окончания соревнований… председатель Всекитайской ассоциации ушу господин Ван подтвердил свое намерение в дальнейшем способствовать развитию дружеских отношений между Японией и Китаем в области боевых искусств.
Мы не собираемся делать на этом бизнес. Сегодняшняя попытка стала первым шагом в создании моста между Японией и Китаем. Наша цель – распространить Кёкусин каратэ в этой огромной стране, население которой составляет пятую часть населения земного шара. Учитывая все выше сказанное, следует отметить, что этот приезд нашей делегации сыграл большую роль в развитии дружеских отношений между китайским ушу и Кёкусин каратэ».
Результаты встречи: Насиро Юдзи (до 70 кг), Сёдзи Рёсукэ (до 75 кг) и Нацухара Нодзому (до 85 кг) проиграли по очкам, Мидзутани Гэн (до 80 кг) и Томпышев Шокан из Казахстана (до 90 кг), который вообще не имел времени на подготовку, проиграли нокаутами.
Кантё Рояму многие критиковали за эту встречу, указывая, что он пошел тем же путем, что и Мацуи. Однако между действиями Роямы и Мацуи есть принципиальная разница. Мацуи, не соглашаясь с необходимостью реформировать систему Кёкусин в целом, сделал ставку на подготовку профессионалов из числа топ-бойцов Кёкусина, которые, выступая на коммерческих турнирах, могли бы зарабатывать деньги себе и Кёкусин кайкан, то есть Мацуи. Рояма же признал, что нынешняя система Кёкусин в целом не отвечает требованиям подготовки бойца к реальному бою и нуждается в ревизии. Поэтому задачей является перестройка всей системы, всей организации Кёкусин, причем при этом необходимо избежать профессионализации (как образования узких групп «профи»), чреватой потери массовости и отходом от социальной миссии Кёкусина, и коммерциализации (бои должны быть не за деньги, а ради совершенствования себя). Вполне возможно (хотя руководство Кёкусин-кан верит, что это будет не так), что любители из Кёкусин-кан никогда не достигнут уровня лучших «профи», но зато у них гораздо больше возможностей сохранить верность принципам и целям будо каратэ…

23 ноября 2004 года
В Сайтаме во Дворце спорта «Saitama Super Arena» состоялся II Абсолютный чемпионат Японии по Кёкусин-кан (по кумитэ среди мужчин). В Чемпионате участвовало 58 бойцов. Кроме японских спортсменов, в соревнованиях приняли участие также бойцы из Казахстана, Южной Кореи и России.
По сравнению с предыдущим годом, общий уровень мастерства участников существенно вырос, но это не защитило японских сэнсэев, спортсменов и зрителей от настоящего шока, в который их повергло блестящее выступление двух совсем молодых – восемнадцатилетних – парней из России, совершенно не известных в Японии. Прославленные ныне Шамсудин Абдурашидов и Тимур Гасташев, начав из разных подгрупп, стремительно двинулись навстречу друг другу, круша на своем пути японских соперников. Тимур Гасташев разгромил, в том числе, призера прошлогоднего чемпионата Фунасаки Ю и был остановлен только в полуфинале сильным японским бойцом Сёдзи Рёскэ. В бою за 3-е место, в котором Тимур встретился с японцем Фудзии Юскэ, японские судьи отдали предпочтение молодому японскому бойцу, «утешив» Тимура Призом за волю к победе. В финальном поединке Шамсудин Абдурашидов, одолевший по дороге прошлогоднего абсолютного чемпиона Японии Итикава Масая, по мнению судей, уступил Сёдзи Рёскэ после первого продления, не получив однако сколь-нибудь существенного ущерба.
Выступление россиян произвело такое впечатление на руководство японской организации Кёкусин-кан, что они объявили трехлетний мораторий на участие россиян на чемпионатах Японии, дабы они не мешали росту японской организации…

29 апреля 2005 года
В префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода состоялся III Открытый чемпионат Японии Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям и ката среди мужчин, женщин и ветеранов.
Чемпионат был отборочным для формирования сборной команды Японии на I Открытый чемпионат мира по Кёкусин-кан, который по плану должен был пройти в Москве в начале сентября 2005 года.
В соревнованиях приняли участие 90 бойцов, в том числе из Грузии, Малайзии, Южной Кореи, Казахстана, Украины, Шри-Ланки.
Особый интерес зрителей вызвали противостояние в легком весе чемпиона Японии позапрошлого года Ивата Манабу и победителя прошлогоднего чемпионата Мацуда Кадзуя, а также новый выход на татами первого абсолютного чемпиона Японии по Кёкусин-кан Итикава Масая в тяжелой весовой категории. Ивата сумел одолеть Мацуду и во второй раз стал чемпионом страны по Кёкусин-кан в легком весе, а Итикава вполне закономерно поднялся на высшую ступень пьедестала в тяжелом весе.

30 апреля 2005 года
В префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода состоялось XI Первенство Японии по Кёкусин-кан. В соревнованиях приняли участие свыше 600 юных спортсменов в возрасте от 5 до 18 лет. Помимо японских спортсменов в Первенстве участвовали также и юные каратисты из ряда других стран: Южной Кореи, Казахстана, Шри-Ланки, Германии, Пакистана, Филиппин, ЮАР.

10-11 сентября 2005 года
В Москве во Дворце спорта «Лужники» прошел I Открытый чемпионат мира по Кёкусин-кан, организованный Международной организацией каратэ-до Кёкусин-кан и Федерацией Кёкусин-кан каратэ-до России при поддержке Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе Г. С. Полтавченко.
Около 200 бойцов из 37 стран мира выявляли сильнейших в трех дисциплинах: кумитэ (только мужчины), ката (мужчины и женщины) и тамэсивари (разбивание досок). Являясь открытым для мастеров всех боевых искусств, московский чемпионат мира 2005 года призвал на татами представителей сразу нескольких международных организаций Кёкусин каратэ-до и школ каратэ (Тосинкай, Уомото-рю и других).
Выступая на пресс-конференции в РИА «Новости» президент Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России Михаил Слипенчук сказал, что это событие значимо не только для Москвы и для России, но и для всего мира. «Никогда прежде подобное мероприятие не проводилось за пределами Японии, – отметил Слипенчук. – Причиной того, что чемпионат мира пройдет именно в Москве, являются серьезные успехи российских спортсменов на международной арене. Это является подтверждением вклада России в международный спорт».
Чемпионат завершился триумфов российского Кёкусина. В самой престижной дисциплине соревнований – поединках кумитэ – российским бойцам достались 8 из 9 разыгрывавшихся в трех весовых категориях медалей. И это несмотря на весьма представительный состав участников в этой дисциплине: 160 бойцов из 37 стран!
Во второй дисциплине соревнований – демонстрации стандартных технических комплексов ката – ничего неожиданного не произошло. Из 6 медалей, которые разыгрывали мужчины и женщины, 5 – у японских спортсменов, которые традиционно уделяют очень большое внимание именно этому компоненту подготовки бойцов.
Гости соревнований, среди которых были Полномочный представитель Президента РФ в ЦФО Г. С. Полтавченко, руководитель Федерального агентства по физической культуре и спорту В. А. Фетисов, легендарные российские каратисты А. И. Танюшкин и А. Б. Штурмин, знаменитые боксеры Костя Цзю и Майк Тайсон, многие другие известные представители политики, бизнеса и спорта, отметили хороший уровень организации чемпионата, высокий спортивный накал поединков и выдающееся мастерство отдельных участников.
Чемпионат прошел при полном аншлаге. На всех желающих билетов не хватило, и целые толпы мокли под дождем на улице в надежде «урвать» лишний билетик, чего на соревнованиях по восточным единоборствам в России уже давно не было.
На заключительной пресс-конференции президент Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан Хацуо Рояма отметил, что впервые дал разрешение на проведение чемпионата мира за пределами Японии в знак признания высоких достижений российских спортсменов, заслуг Федерации Кекусин-кан каратэ-до России и особо поблагодарил ее президента М. В. Слипенчука. Рояма выразил удовлетворение уровнем организации и проведения турнира и отметил талант главного тренера сборной России Владимира Захарова и лично пригласил его для проведения международного семинара в Японию.

Результаты I Открытого чемпионата мира по Кёкусин-кан

Кумитэ. Мужчины
Легкий вес (- 70 кг)

1 место – Мацуда Кадзуя (Япония, Уомото-рю)
2 место – Джафаров Эмиль (Россия, Кёкусин-кан)
3 место – Затикян Эдгар (Россия, IFK)
4 место – Алакаев Рустам (Россия, Кёкусин-кан)

Средний вес (- 80 кг)
1 место – Абдурашидов Шамсудин (Россия, Кёкусин-кан)
2 место – Самедов Расим (Россия, Кёкусин-кан)
3 место – Лагутин Роман (Россия, Кёкусин-кан)
4 место – Хачатрян Арсен (Россия, IFK)

Тяжелый вес (+ 80 кг)
1 место – Осипов Сергей (Россия, Кёкусин-кан)
2 место – Мелюк Сергей (Россия, Кёкусин-кан)
3 место – Гасташев Тимур (Россия, Кёкусин-кан)
4 место – Фудзии Юскэ (Япония)

Ката. Мужчины
1 место – Исидзима Масахидэ (Япония) – 24,75 балла
2 место – Икума Масааки (Япония) – 23,0 балла
3 место – Масико Хироюки (Япония) – 22,0 балла

Ката. Женщины
1 место – Янаки Тиаки (Япония) – 23,75 балла
2 место – Коикэ Юкико (Япония) – 23,0 балла
3 место – Бушуева Александра (Россия) – 22,25 балла

Приз за победу в тамэсивари среди мужчин – Мелюк Сергей (Россия) – 29 досок
Приз за победу в тамэсивари среди женщин – Казанцева Стелла (Туркменистан) – 14 досок
Приз за волю к победе – Фудзии Юскэ (Япония)
Приз за лучшую технику – Тимур Гасташев (Россия)

23 ноября 2005 года
В Сайтаме во Дворце спорта «Saitama Super Arena» состоялся III Абсолютный чемпионат Японии по Кёкусин-кан (по кумитэ среди мужчин).
В Чемпионате участвовало 60 бойцов. Кроме японских спортсменов, в соревнованиях приняли участие также бойцы из Украины, Казахстана, Польши, Малайзии, США, Филиппин и Южной Кореи. Японские бойцы также представляли не только Всеяпонскую федерацию Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан, но и ряд других федераций и школ каратэ: Тосинкай, Сёбукан каратэ, Кёкусинкай (в названии этой организации использованы устаревшие варианты написания иероглифов), Досинкай, Хисёдзюку, Мумэйдзюку, Кэнсэйкай, Фудзицу-рю, Юсикай и Ювакай.
На Чемпионате присутствовало множество почетных гостей – видные деятели японской политики, бизнеса, культуры, главы целого ряда школ каратэ, представители зарубежных организаций. Давним поклонникам Кёкусина посчастливилось увидеть в тот день в президиуме прославленных бойцов: Сато Кацуаки, победителя I Абсолютного чемпионата мира по Кёкусин, основателя школы Сато-дзюку, и Адзума Такаси, основателя популярного контактного единоборства Дайдо-дзюку кудо. Присутствовала в зале и обширная российская делегация во главе с президентом Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России М. В. Слипенчуком.
В качестве почетных гостей из России Чемпионат посетили также руководители Федерации Кёкусинкай России – президент-основатель ФКР А. И. Танюшкин и председатель ФКР А. В. Бура. Они провели плодотворные переговоры с руководителями Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан о перспективах сотрудничества в целях воссоздания единства мирового движения Кёкусин.
Чемпионат продемонстрировал укрепление позиций японского Кёкусин-кана, рост мастерства его бойцов. «Проходных» боев практически не было, даже признанным лидерам победы приходилось буквально вырывать у своих более молодых, но напористых соперников. Боев, завершавшихся в основное время, было совсем немного. В результате в финале встретились два представителя отделения Кёкусин-кан в префектуре Нара, сэмпай и кохай – Итикава Масая и Фунасаки Ю. Бескомпромиссное выяснение отношений между ними после двух продлений завершилось в пользу более молодого Фунасаки, который действовал значительно напористее, чем его старший товарищ. Итикава был явно не в лучшей форме и не мог выдерживать предложенный ему темп. Похоже, лидер японской сборной еще не оправился от того нокаута (в том числе психологического), в который его отправил на прошедшем в сентябре чемпионате мира россиянин Тимур Гасташев.
На чемпионате также состоялось совершенно фантастическое показательное выступление. В составе группы демонстраторов сложного окинавского ката с длинной палкой бо вышел слепой каратист Такада Коити. Он не только четко, в одном ритме с товарищами проделал все элементы ката, но и затем в паре с одним из них вполне реалистично, на высокой скорости и без всяких скидок на отсутствие зрения продемонстрировал применение целого ряда элементов ката! Воистину, возможности человека безграничны...

23 декабря 2005 года
В южнокитайском городе Гуанчжоу состоялся вторая дружеская встреча «Кёкусин-кан против саньда» по правилам саньда, в которой сборная команда Федерации Кёкусин-кан каратэдо России, составленная из звезд каратэ Кёкусин, чемпионов и призеров чемпионатов мира, неоднократно подтверждавших свой класс (Эмиль Джафаров, Шамсудин Абдурашидов, Расим Самедов, Тимур Гасташев, Сергей Осипов), уступила во всех пяти встречах с китайскими саньдистами.
Президент Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан Рояма Хацуо, комментируя итог встреча, сказал: «У сегодняшней неудачи масса причин. Самая главная – правила, по которым проводился матч. Они поставили бойцов Кёкусина в крайне невыгодные условия… В то же время, несмотря на поражение, я горжусь своими русскими учениками, потому что сегодня они продемонстрировали подлинный дух будо. Наш дух не сломлен. Я уверен, что в будущем представители нашей школы смогут взять реванш за сегодняшнее поражение. Но, конечно, к новому матчу придется серьезно готовиться».
Президент Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России Михаил Викторович Слипенчук сказал: «Нам многое предстоит переосмыслить и в подготовке спортсменов, и в том, каким должен быть Кёкусин, чтобы быть по-настоящему эффективным боевым искусством. Нужно освободиться от догм, которые мешают развиваться нашему виду каратэ. Подготовка должна стать еще более серьезной и продуманной.
Что у нас присутствует, так это русский дух. И я говорю это не для красного словца. Все ребята были готовы умереть на ринге и выложились на сто процентов. Считаю, что сегодня мы не проиграли. Мы просто не победили!»

17 – 19 марта 2006 года
В городе Исикава (Япония, префектура Фукусима) состоялся Международный инструкторский семинар Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан.
Инструкторами на семинаре выступили кантё Рояма Хацуо, фуку-кантё (вице-президент) Хиросигэ Цуёси, особый наставник Кёкусин-кан, мастер стиля И-цюань Сунь Ли, председатель Технического комитета Кёкусин-кан сихан Окадзаки Хирото, а также члены Технического комитета Кёкусин-кан.
Целью семинара являлось приведение технического уровня инструкторов в соответствие с требованиями, предъявляемыми к обладателям соответствующих данов Международной организацией каратэ-до Кёкусин-кан. Были разобраны 10 базовых бункай кумитэ для серии ката Пинъан, новый вариант ката Гэкисай дай, ката с бо – Осиро-но кон с парной расшифровкой – Осиро-но кон кумибо, базовое ката с тонфа.

16 апреля 2006 года
В Москве состоялась историческая встреча президента Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан кантё Роямы Хацуо, 9-й дан, и президента Международной федерации каратэ (IFK) ханси Стива Арнейла, 9-й дан.
На встрече также присутствовали: президент Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России М. В. Слипенчук, президент-основатель Федерации Кёкусинкай России А. И. Танюшкин, председатель Федерации Кёкусинкай России А. В. Бура и другие официальные лица.
Встрече предшествовала длительная подготовка. Без преувеличения, этот исторический обмен мнениями едва ли стал бы возможен, если бы не позиция руководства Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан и лично кантё Роямы Хацуо руководства Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России, ориентированная на плодотворное сотрудничество со всеми организациями ради объединения и процветания мирового движения Кёкусин, и не готовность к открытому и перспективному диалогу руководства Федерации Кёкусинкай России, сделавшая возможным развитие дружеских отношений между каратистами Кёкусин-кан и IFK.
Как свидетельствовал А. И. Танюшкин, ханси IFK Стив Арнейл поначалу очень настороженно относился к идее сотрудничества с Кёкусин-кан, помня все перипетии своего ухода из Международной организации каратэ-до Кёкусин кайкан при жизни Оямы, и руководству ФКР пришлось приложить определенные усилия, чтобы убедить его в том, что в действительности позиции международных организаций Кёкусин-кан и IFK в отношении перспектив развития Кёкусин в мире практически совпадают.
Момент встречи получился бурно радостным. Кантё Рояма и ханси Арнейл прекрасно помнят друг друга; общее прошлое, общие учителя связывают их. На двух лидеров нахлынули воспоминания. Стив Арнейл вспоминал, что судил поединки Роямы на V чемпионате Японии, где Рояма Хацуо стал чемпионом, восторгался его лоу-киком. А кантё Рояма сказал, что считает Стива одним из своих учителей.
Разговор был очень эмоциональным.
В рамках встречи была достигнута принципиальная договоренность о сотрудничестве Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан и Международной федерации каратэ, о взаимном признании степеней дан, открытии друг для друга турниров и проведении совместных соревнований.
После встречи Стив Арнейл доверительно сказал своим российским представителям, что считает, что «судьба дала всем нам еще один шанс объединить Кёкусин и тем самым отдать дань уважения нашему общему учителю Ояме Масутацу».

29 апреля 2006 года
В префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода прошло XII Детско-юношеское первенство Японии по Кёкусин-кан. В нем приняли участие 750 спортсменов в возрасте от 5 до 18 лет, в том числе юные бойцы из России, Украины и других стран, культивирующих Кёкусин-кан.
Специалисты очень высоко оценили технический уровень участников. Даже самые маленькие бойцы продемонстрировали умение наносить удары ногами в голову дзёдан маваси-гэри и усиро-маваси-гэри, набирая вадза-ари. Техническое и тактическое мастерство участников первенства характеризовали как «зрелое», «взрослое».
Из российских участников успеха добился только Андрей Солтус из Хабаровска (IFK), который стал чемпионом Японии среди спортсменов 14 лет в весовой категории свыше 55 килограммов.

30 апреля 2006 года
В префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода состоялся IV Открытый чемпионат Японии Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям и ката среди мужчин, женщин и ветеранов.
Во время Чемпионата состоялся показательный матч по новым правилам «Синкэн сёбу», разработанным кантё Рояма Хацуо и фуку-кантё Хиросигэ Цуёси, разрешающим применение ударов руками в голову, бросков, болевых и удушающих приемов.
Прошли два показательных поединка. Бои получились очень быстрыми и произвели огромное впечатление на зрителей. Сама атмосфера в зале была пронизана чувством опасности, буквально ощущался запах адреналина, поскольку участники боев рисковали получить серьезные повреждения (один из боев закончился тяжелым нокаутом). В одном из проведенных поединков было набрано 3 оценки вадза-ари, что в Кёкусин случается крайне редко. Так получилось, потому что сначала один из бойцов заработал оценку вадза-ари за удар маваси-гэри по голове, его соперник ответил ему сначала одним ударом кулаком в голову, оцененным на вадза-ари, а через несколько секунд – вторым аналогичным ударом в ту же зону и с той же оценкой.
В ходе показательных поединков бойцы неоднократно применяли или пытались применять броски из арсенала дзюдо. После падения предпринимались попытки проведения болевых приемов в партере, но поскольку на использование борцовской техники по правилам «Синкэн сёбу» отводится совсем мало времени (3 секунды), все эти попытки окончились безрезультатно. Бои проходили в специальном защитном снаряжении: паховой раковине, специальном шлеме, защищающем только уязвимые зоны черепа (виски, затылок), но оставляющем открытыми лицо и челюсть, и специальных перчатках, позволяющих плотно сжимать кулаки и проводить захваты.
Иэтака Ясухико поделился своими впечатлениями от этих показательных поединков: «Первый испуг я испытал, когда двое из сиханов поднялись на помост и начали излагать содержание новых правил. Основные их положения таковы: если противники держат взаимные захваты более трех секунд, рефери расцепляет и разводит их; что же касается дозволенных технических действий, то разрешается не только наносить удары руками в голову и удары ногами, но и применять броски, удушающие и болевые приемы, и даже бить по голове локтем. В общем, это практически правила «боя без всяких правил»… Честно говоря, я думал, что все ограничится одним только объяснением новых правил. Однако на деле затем были продемонстрированы поединки по этим правилам!..
Всего было проведено два поединка, оба – поистине экстремальные. Причем второй поединок завершился нокаутом в результате удара рукой в голову. Обстановка в зале накалилась до предела.
Наблюдая за этими боями, я весь покрылся мурашками. Насколько же горько было Рояме, который в бытность свою в организации Кёкусин кайкан группы Мацуи был категорически против участия бойцов Кёкусин в поединках на профессиональном ринге, наблюдать за поражениями бойцов Кёкусина во встречах с профи?! Теперь я так ясно ощутил всю его горечь, что у меня даже застучало сердце.
Уже покинув дворец спорта, в котором проходил чемпионат, я о многом передумал. В частности я думал о том, что только Рояма, с его опытом тренировочных поединков эпохи додзё Оямы, исторического предшественника Кёкусин кайкан, поединков, в которых допускались не только удары в лицо, но даже и удары в пах, если он оставался незащищенным, и никто иной, мог ввести такие новые правила. Может быть, он изначально был недоволен правилами проведения соревнований по Кёкусин каратэ, запрещающими применение ударов руками в голову? Едва ли. Дело в другом. Просто на его глазах всё каратэ Кёкусин скатилось до своеобразного вида спорта, развивающегося под диктовку этих спортивных правил, и превратилось в нечто совершенно беззубое. Видимо, именно это терзало его. Но как бы то ни было, если Рояма сможет ввести и распространить эти новые правила, то из всех организаций Кёкусин каратэ, образовавшихся после раскола Кёкусин кайкан, именно его Кёкусин каратэ сможет завоевать титул «сильнейшего». А бойцы Кёкусин-кан всегда при любых условиях будут иметь предпочтительные шансы на победу в поединках с представителями других школ боевых искусств».
Правила «Синкэн сёбу» разработаны на основе прежних правил Кёкусин каратэ, используют те же принципы начисления очков и ту же самую систему оценок – иппон и вадза-ари. При всей жесткости правил, это предотвращает получение бойцами тяжелых травм в результате неоднократных ударов в голову, что наблюдается в боксе. Опять-таки, в отличие от профессионального бокса, по правилам «Синкэн сёбу» после нокдауна бой прекращается немедленно. Поединок проходит максимум в 3 раунда (основное время + 2 продления). Место боя – стандартная площадка, покрытая татами и покрышкой; ринга, окруженного канатами, нет. Соответственно, боец в критической ситуации может уходить за пределы площадки; при выходе бойца за край площадки бой приостанавливается.
Кантё Рояма и фуку-кантё Хиросигэ подчеркивают, что данные правила опираются на изначальные правила кумитэ, применявшиеся основателем школы Кёкусин Оямой Масутацу в период Ояма додзё. Отход от этих правил и разработка новых, запрещающих, в частности, удары руками в голову, были вызваны только стремлением сосая Ояма распространить школу Кёкусин максимально широко, для чего потребовалось сделать соревнования более безопасными для участников. Однако в дальнейшем результатом этой деятельности по популяризации явилось фактическое перерождение будо каратэ Кёкусин в крайне специфический вид спорта, утрата каратистами школы Кёкусин навыков защиты головы от ударов руками – тех навыков, которыми в полной мере обладали ученики сосая Ояма периода Ояма додзё, люди, принесшие славу школе Кёкусин.
В этой перспективе, введение правил «Синкэн сёбу» явится шагом на пути возрождения подлинного Кёкусин, Кёкусин сосая Ояма, который всегда подчеркивал, что его ученики должны готовиться к настоящему бою и владеть подлинной боевой техникой. С этой точки зрения, только младшее поколение каратистов школы, выросшее в период безраздельного господства правил «японского нокдауна», может счесть введение правил «Синкэн сёбу» радикальным шагом; старшие же мастера, наставники – живые свидетели эпохи Ояма додзё, которые помнят, чему и как учил сосай Ояма в годы его расцвета, - приветствуют инициативу руководства Кёкусин-кан.
Руководство Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан официально объявило, что с 2007 года весовые чемпионаты Японии будут проходить по правилам «Синкэн сёбу», тогда как абсолютный чемпионат Японии будет проводиться по прежним правилам, запрещающим удары в голову.
Руководство Кёкусин-кан также заявило, что правила «Синкэн сёбу» в течение трех лет пройдут «обкатку» в соревнованиях Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан, после чего будут предложены в качестве обязательных Международной организации.

21 июня 2006 года
В 11 часов дня по токийскому времени ушла из жизни Умэхара Тикуко, мать кантё Роямы Хацуо.
Умэхара Тикуко играла чрезвычайно большую роль в жизни своего сына, Роямы Хацуо, и неизменно поддерживала его стремление постичь высший смысл боевого искусства. В последний год она тяжело болела и почти все время находилась в госпитале…

28 июля 2006 года
Токийский городской суд вынес решение по иску фонда «Общество поощрения каратэ-до Кёкусин» («Кёкусин сёгакукай») к президенту Международной организации каратэ Кёкусин кайкан (IKO-1) Мацуи Сёкэй в отношении неправомерности регистрации на его имя эксклюзивного права использования символа школы каратэ-до Кёкусинкай «Канку».
В ходе судебного разбирательства Мацуи не смог представить убедительных доказательств того, что предыдущий глава фонда «Кёкусин сёгакукай» покойный господин Сиоцугу действительно законным образом передал лично ему права на символ «Канку».
В результате рассмотрения иска, изучения документов и опроса свидетелей суд признал регистрацию эксклюзивного права использования символа «Канку» на имя Мацуи неправомерной, постановил аннулировать выданную ранее Мацуи лицензию и возвратить эксклюзивное право использования символа «Канку» Фонду «Кёкусин сёгакукай».
В официальном комментарии Кёкусин-кан говорилось: «Минувший месяц принес первые результаты судебной битвы, которая долгое время шла между некоммерческим фондом «Кёкусин сёгакукай», созданным сосаем Ояма, и г-ном Мацуи Сёкэй по поводу законной принадлежности прав на торговые марки «Кёкусин».
Торговые марки, которые стали предметом судебного спора, общим числом около 20, включают разнообразные варианты логотипов, которые в нашем сознании неразрывно связаны с Кёкусин, в том числе красный знак «Канку», каллиграфическую надпись «Кёкусинкай», которую мы видим на всей униформе Кёкусин, и самоназвание «Кёкусин кайкан». На протяжении всех лет, минувших со дня кончины Оямы в 1994 году, права собственности на эти торговые марки являлись предметом жарких споров…
Не вызывает никаких сомнений тот факт, что на момент смерти Оямы название «Кёкусин» было самым значительным во всем японском каратэ. Это название пользовалось наибольшим уважением и, соответственно, привлекало наибольшее число последователей. Полагают, что даже сегодня многие из сторонников г-на Мацуи, несмотря на имеющееся недовольство, остаются с ним из желания быть в составе организации, которая носит исконное название организации Ояма.
В середине 1980-х годов Ояма начал принимать меры для защиты того наследия, которое должно было остаться после его смерти. С этой целью он создал некоммерческий фонд «Кёкусин сёгакукай», признанный японским правительством, под управлением 15 доверенных, близких ему людей. Это было сделано с тем, чтобы Кёкусин никогда не оказался под руководством одного-единственного потенциально дефектного директора, чтобы имя «Кёкусин» нельзя было бы использовать для личного обогащения. Именно на этот Фонд Ояма зарегистрировал права на логотипы Кёкусин в Японском бюро торговых марок. Таким образом, именно на этот Фонд Мас Ояма возложил миссию сохранения имени «Кёкусин».
К сожалению, в последние годы жизни Оямы… сложилось так, что полномочия фонда «Кёкусин сёгакукай» были приостановлены. Чтобы сохранять свой статус некоммерческого фонда, «Кёкусин сёгакукай» должен был исполнять хотя бы минимальные требования, на что требовалось много времени… Самым существенным, а для Оямы – критическим, было требование закона о том, что фонд данного типа, наполняемый исключительно за счет выплат процентов за использование принадлежащих фонду прав, должен иметь на своих счетах минимум 100 миллионов иен (около 1 миллиона долларов США). В результате, не располагая такой огромной суммой в банке, Фонд утратил свой юридический статус «некоммерческого фонда». Хотя Фонд не прекратил своего существования, его деятельность была приостановлена до момента, когда он снова смог бы накопить необходимую сумму на своих счетах. А между тем, по японским законам, перерегистрация прав на торговые марки должна производиться каждые десять лет, и так получилось, что права на некоторые торговые марки не были своевременно перерегистрированы на Фонд. Они стали уязвимы, что открыло после смерти Оямы для г-на Мацуи двери к регистрации прав на эти торговые марки на свое имя.
Одним из самых шокирующих открытий, которые были сделаны в ходе… судебного разбирательства, подтверждены свидетельскими показаниями и признаны судейским жюри фактом, действительно имевшим место, было то, что г-н Мацуи, чтобы обеспечить перерегистрацию прав на соответствующие марки на свое имя, фальсифицировал документы не единожды, а дважды.
Первая заявка на регистрацию прав на торговые марки, которую подал г-н Мацуи, по-видимому, была отвергнута на том основании, что эти права ранее были зарегистрированы на Фонд. Японское бюро торговых марок также определило, что значение торговых марок «Кёкусин» слишком велико, чтобы права на них могли быть переданы одному физическому лицу. И только, когда г-н Мацуи обратился в Бюро вторично, предоставив письмо от одного из ключевых членов Совета директоров Фонда, господина Умэда, который, якобы, от имени Совета директоров Фонда согласился на передачу прав на торговые марки, Бюро пошло на уступку и зарегистрировало торговые марки на имя г-на Мацуи. Господин Умэда, являющийся в настоящее время председателем Совета директоров Фонда, был шокирован, когда узнал, что его имя было тайно и без его согласия использовано г-ном Мацуи, и именно это открытие, в конце концов, и привело к тому, что Фонд обратился в суд с иском.
В результате этого открытия Фонд начал сомневаться и в подлинности письма, с помощью которого г-н Мацуи ранее добился регистрации на свое имя ряда других торговых марок сразу же после смерти Оямы. Г-н Мацуи смог получить на них права только на основании более раннего письма, набранного на компьютере и подписанного именем господина Сиоцугу, тогдашнего председателя Совета директоров Фонда. Было чрезвычайно трудно поверить, что господин Сиоцугу действительно мог согласиться на передачу прав на указанные торговые марки от Фонда в частные руки г-на Мацуи уже потому, что это противоречило воле Оямы, выраженной в отношении Фонда в его Завещании. Хотя господин Сиоцугу находился в тот момент в здравом уме, он был тяжело болен и всегда консультировался по всем вопросам, связанным с Кёкусин, с господином Умэда. Однако господин Умэда ничего не знал о том, что г-н Мацуи, якобы, получил от господина Сиоцугу разрешение на такую передачу прав, вплоть до того момента, когда он прочитал показания г-на Мацуи, данные под присягой.
В суде г-н Мацуи утверждал, что навестил господина Сиоцугу у него на дому вдали от Токио, чтобы получить его разрешение на подготовку такого письма. Однако, как было установлено, в момент смерти Оямы ханко (личная красная печать, которой в Японии, вместо подписи, скрепляют документы – А. Г.) господина Сиоцугу находилась в сейфе в офисе Оямы в районе Икэбукуро, в том самом офисе, который перешел к г-ну Мацуи, а г-н Мацуи никогда не приезжал в дом господина Сиоцугу. При господине Сиоцугу, который является инвалидом, постоянно находились либо жена, либо сиделка. Обе женщины показали в суде, что г-н Мацуи никогда не навещал господина Сиоцугу во время его болезни. Таким образом, суд установил, что г-н Мацуи прибег к подлогу в процессе завладения правами на торговые марки Кёкусин.
К сожалению, для воссоздания Совета директоров Фонда, чтобы он мог восстановить свой официальный статус и направить иск по вопросу о принадлежности прав на торговые марки Кёкусин в суд, потребовалось много времени и длительные переговоры, которые вели президент Кёкусин-кан Рояма Хацуо и вице-президент Кёкусин-кан Хиросигэ Цуёси. С момента совершения г-ном Мацуи преступления прошло целых десять лет, а между тем, согласно действующему в Японии Статуту о сроках давности, срок давности для подобных преступлений определен в десять лет, в результате чего сегодня Фонд, пропустивший срок обращения в суд, лишен возможности наказать г-на Мацуи за мошенничество. По этой причине судебный процесс, прошедший в этом году, был не уголовным, а гражданским и ставил целью только возвращение прав на торговые марки законному владельцу.
Кантё Рояма и фуку-кантё Хиросигэ постоянно прилагали усилия для воссоздания Фонда во имя исполнения предсмертной воли Оямы. В завещании Оямы возобновление деятельности Фонда было объявлено одной из главных обязанностей нового президента Кёкусин кайкан – г-на Мацуи. Мы знаем, что перед смертью Ояма отчаянно добивался повторной аккредитации Фонда «Кёкусин сёгакукай» правительством. Он неоднократно направлял Хиросигэ Цуёси, который в то время был главой одного из отделений Кёкусин кайкан, в Министерство образования с наказом использовать все возможные средства, чтобы возобновить работу Фонда с тем, чтобы Фонд присматривал за использованием его наследия. Возможно, если бы г-н Мацуи направлял организацию Кёкусин кайкан по тому пути, который могло бы одобрить большинство последователей Оямы, господин Рояма и господин Хиросигэ не чувствовали бы себя столь обязанными вмешаться в эту ситуацию ради того, чтобы исполнить предсмертную волю своего учителя, вместо г-на Мацуи, на которого и была возложена ответственность за это.
Однако, поскольку организация Оямы при руководстве Мацуи распадалась на глазах, поскольку репутации Кёкусин был нанесен серьезнейший урон, у основателей Кёкусин-кан не было иного выбора, кроме как порвать с г-ном Мацуи и активировать тот самый механизм сохранения, который был придуман Оямой как средство защиты от той самой напасти, которая обрушилась на Кёкусин кайкан. Г-н Мацуи оказался неспособен охранить Кёкусин. Ответом, который дал на этот случай Ояма, был надзор со стороны некоммерческого фонда «Кёкусин сёгакукай»…
Суд возвратил фонду «Кёкусин сёгакукай» права на красный знак «Канку», но не смог отобрать у г-на Мацуи права на каллиграфию «Кёкусинкай» и на имя «Кёкусин кайкан»…
Торговые марки, права на которые возвращены фонду «Кёкусин сёгакукай», - это те торговые марки, права на которые все еще принадлежали замороженному Фонду в тот период, когда г-н Мацуи мошеннически обратился в Японское бюро торговых марок для регистрации своего личного права собственности на них.
Регистрация прав на торговые марки в Японии действительна лишь на срок в 10 лет, после чего данные права подлежат перерегистрации. Хотя срок действия прав Фонда на ряд торговых марок «Кёкусин», в частности, на красный знак «Канку», еще не истек, срок действия прав на другие знаки, которые были зарегистрированы ранее, в частности на каллиграфическую надпись «Кёкусинкай» и название «Кёкусин кайкан», уже истек, эти права не были перерегистрированы, поскольку в этот период Фонд «Кёкусин сёгакукай» не работал. В результате, суд постановил, что, тогда как мошеннические действия г-на Мацуи нанесли ущерб Фонду в случае с красным знаком «Канку» и с рядом других торговых марок, срок регистрации прав на которые не истек, его мошеннические действия (фальсификация письма господина Умэда), касающиеся торговых марок, срок действия прав на которые истек, принес, в некотором смысле, ущерб только Японскому бюро торговых марок.
Поскольку данный процесс, инициированный фондом «Кёкусин сёгакукай» против г-на Мацуи с целью получения от него репараций в связи с прямым ущербом, нанесенным Фонду его действиями, был гражданским, лучшим решением суда для Фонда в этом контексте могла быть только передача Фонду прав на те торговые марки, которыми г-н Мацуи мошеннически завладел, отняв их непосредственно у Фонда.
Однако подлинное влияние этого судебного решения простирается гораздо далее того лежащего на поверхности факта, кому в действительности принадлежат права на эти торговые марки. Впервые японская публика и, что гораздо важнее, последователи Оямы смогли оценить, в какой степени положение г-на Мацуи как верховного властителя, стоящего у руля Кёкусин кайкан, было результатом его собственных мошеннических махинаций, а в какой – воплощением воли Оямы.
Права, которые г-н Мацуи еще сохраняет на десяток торговых марок, не вечны. Хотя сейчас ему удалось сохранить эти права, на следующем, предстоящем витке фонд «Кёкусин сёгакукай» вновь обратится в суд, чтобы потребовать возврата принадлежащих ему по закону прав, и когда срок действия регистрации прав на эти остающиеся в распоряжении г-на Мацуи торговые марки истечет, он утратит возможность удерживать их. Хотя настоящее решение суда не содержит требования возвращения прав на эти оставшиеся торговые марки Фонду, в нем четко зафиксировано, что у г-на Мацуи нет законных прав на них. Одновременно, возвратив Фонду красный знак «Канку» и другие знаки, суд признал, что Фонд имеет на них законные права. Напомним, что если бы не действующий в Японии Статут о сроках давности, то заключение суда о том, что г-н Мацуи фальсифицировал документы, привело бы его в тюрьму…
Хотя Ояма действительно возлагал большие надежды на 33-летнего Мацуи Сёкэй и назначил его президентом IKO, учитывая другие положения завещания Оямы, мы ясно видим, что Ояма никогда не хотел превратить Кёкусин в вотчину одного человека. Напротив, Ояма создал независимый Совет директоров в фонде «Кёкусин сёгакукай», чтобы он надзирал за действиями единоличного руководителя, которого могут развратить власть и деньги, с тем, чтобы на Кёкусин никогда не легло пятно позора…
В течение минувшего десятилетия г-н Мацуи снова и снова пытался воспрепятствовать всем другим 50 японским бранч-чифам, назначенным Оямой, использовать торговые марки Кёкусин, ссылаясь на то, что права на них зарегистрированы на его имя. Теперь же фонд «Кёкусин сёгакукай» не будет чинить препятствия этим 50 японским бранч-чифам в использовании этих торговых марок, поскольку фонд «Кёкусин сёгакукай» считает необходимым уважать тот факт, что эти конкретные лица были назначены на их посты самим Оямой, и что он разрешил им использовать эти торговые марки в пределах географических районов, находящихся под их юрисдикцией в рамках Кёкусин кайкан. Совет директоров фонда «Кёкусин сёгакукай» надеется, что этот шаг будет расценен как предложение «оливковой ветви» мира, и что многие, если не большинство, из ныне живущих бранч-чифов в конечном итоге возвратятся в фонд «Кёкусин сёгакукай» и вновь объединятся в единую организацию, как того желал Ояма…»

6 июня 2006 года
Скорбная весть разнеслась о кончине госпожи Оямы Тияко, супруги основателя школы каратэ-до Кёкусин Оямы Масутацу. Верная жена, соратница сосая, она многие годы делила с ним радости и невзгоды, а после его ухода из жизни приложила немало сил для сохранения духа Кёкусин так, как она его понимала. В последние годы Ояма Тияко тяжело болела, месяцами оставаясь в больнице. Но даже в это тяжелое для нее время она продолжала внимательно следить за развитием детища ее супруга – каратэ-до Кёкусин.
7 июня 2006 года в 18 часов по токийскому времени в старом додзё Кёкусин кайкан в токийском районе Икэбукуро прошла церемония прощания с Оямой Тияко. Священнослужители из синтоистского святилища Титибу-дзиндзя совершили цикл обрядов для упокоения души покойной.
Попрощаться с супругой сосая пришли родственники, друзья семьи и представители различных организаций Кёкусин каратэ-до. Наиболее близкие семье Ояма люди заняли почетные места в зале, остальные, кого просто не смогло вместить это небольшое помещение, выстроились вереницей на улице, протянувшейся на сотню метров. В числе пришедших попрощаться с Оямой Тияко было немало представителей Кёкусин-кан, в том числе президент Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан Рояма Хацуо и вице-президент организации Хиросигэ Цуёси.

28-29 октября 2006 года
В столице Украины Киеве, в Центральном дворце спорта, состоялся I Открытый чемпионат Европы по Кёкусин-кан каратэ-до.
I Открытый чемпионат мира Кёкусин-кан, с размахом проведенный в Москве в сентябре 2005 года, успехи Роямы Хацуо в укреплении позиций Кёкусин-кан в Стране Восходящего Солнца, яркие победы бойцов российского Кёкусин-кана на различных международных турнирах дали мощный импульс развитию Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан в мире. Буквально за год организации Кёкусин-кан появились в целом ряде стран, а существовавшие обросли новыми клубами, региональными представительствами, значительно увеличили членство.
Как и все турниры, проводимые организациями – членами Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан, Чемпионат Европы – 2006 был объявлен открытым для всех заинтересованных национальных организаций любых единоборств. В результате предварительные заявки на участие в Чемпионате поступили из 37 стран: из Австрии, Азербайджана, Англии, Армении, Афганистана, Беларуси, Болгарии, Венгрии, Германии, Греции, Грузии, Израиля, Индии, Ирана, Испании, Италии, Казахстана, Латвии, Ливана, Литвы, Молдовы, Нигерии, Пакистана, Польши, России, Румынии, Сирии, Словакии, США, Таджикистана, Турции, Украины, Чехии, Шри-Ланки, Эстонии, Сербии, Японии. Но в конечном итоге часть уже заявленных команд не смогла прибыть на турнир. Основная причина – нехватка денег. Но в ряде случаев негативно сказались и чисто политические моменты. Так, в Чемпионате Европы не смогли принять участие команды национальных организаций Син Кёкусинкай, поскольку японское руководство Всемирной организации каратэ-до Син Кёкусинкай официально запретили своим членам участвовать в Чемпионате Европы Кёкусин-кан.
В итоге в Чемпионате приняли участие 37 команд из 21 страны мира: Азербайджана, Армении, Беларуси, Болгарии, Великобритании, Германии, Грузии, Израиля, Казахстана, Кипра, Ливана, Молдовы, Польши, России, Румынии, Сирии, Словакии, Таджикистана, Туркменистана, Украины и Японии, - представляющих национальные организации разных ответвлений Кёкусин и родственных школ. В ряде случаев одну страну представляли сразу несколько команд. Лучше всего были представлены Россия (4 команды: Кёкусин-кан, IFK, IKO Мацусима и Сэйвакай) и Украина (Кёкусин-кан, IKO-1, Син Кёкусинкай).
Всего в I Открытом чемпионате Европы Кёкусин-кан приняли участие 233 бойца, в том числе призеры и чемпионы мира, Европы, России и европейских стран, обладатели Кубка мира по разным версиям Кёкусин (Кёкусин-кан, IFK, IKO-1, Син Кёкусинкай, IKO-3 Мацусима, Ояма-каратэ, Рэнгокай, Камакура, Сэйвакай и пр.).

Официальные результаты I Открытого чемпионата Европы по Кёкусин-кан каратэ-до
Кумитэ. Мужчины
Легкий вес: до 70 кг (49 участников – по предварительной заявке)

1. Яковенко Евгений (Украина, Кёкусин-кан)
2. Биткаш Эмиль (Россия, IFK)
3. Узунян Роман (Россия, IFK)

Средний вес: до 80 кг (45 участников)
1. Абдурашидов Шамсуддин (Россия, Кёкусин-кан)
2. Самедов Расим (Россия, Кёкусин-кан)
3. Горохов Алексей (Россия, IFK)

Тяжелый вес: до 90 кг (23 участника)
1. Осипов Сергей (Россия, Кёкусин-кан)
2. Савельев Дмитрий (Россия, IFK)
3. Халдаев Мурад (Россия, Кёкусин-кан)

Супертяжелый вес: свыше 90 кг (22 участника)
1. Шихабахов Анзор (Россия, IFK)
2. Гаран Семен (Украина)
3. Мелюк Сергей (Россия, Кёкусин-кан)

Кумитэ. Женщины
Легкий вес: до 55 кг (18 участниц)

1. Бушуева Александра (Россия, Кёкусин-кан)
2. Колединова Татьяна (Россия, Кёкусин-кан)
3. Лепина Мария (Россия, IFK)

Средний вес: до 65 кг (18 участниц)
1. Кошлина Наталья (Россия, IFK)
2. Хондошко Алена (Россия, Кёкусин-кан)
3. Дзюба Светлана (Украина)

Тяжелый вес: свыше 65 кг (15 участниц)
1. Афанасьева Мария (Россия, IFK)
2. Гучасова Зурият (Россия, Кёкусин-кан)
3. Панова Мария (Россия, IFK)

Ката. Мужчины
1. Самхарадзе Гоча (Грузия)
2. Чоловский Александр (Украина)
3. Боярский Алексей (Украина)

Ката. Женщины
1. Бушуева Александра (Россия, Кёкусин-кан)
2. Танклевская Татьяна (Украина, Кёкусин-кан)
3. Дудина Марина (Украина, Кёкусин-кан)

Приз за победу в тамэсивари среди женщин – Афанасьева Мария (Россия, IFK)
Приз за победу в тамэсивари среди мужчин – Мелюк Сергей (Россия, Кёкусин-кан)
Приз за лучшую технику – Яковенко Евгений (Украина, Кёкусин-кан)
Приз за волю к победе – Гаран Семён (Украина)
Приз зрительских симпатий – Осипов Сергей (Россия, Кёкусин-кан)

23 ноября 2006 года
В Сайтаме во Дворце спорта «Saitama Super Arena» прошел IV Открытый абсолютный чемпионат Японии по Кёкусин-кан. В Чемпионате приняли участие 54 бойца из Японии, ЮАР, США, Южной Кореи и Польши. Среди японских бойцов были не только представители Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан, но и других федераций и школ каратэ: Будо каратэ Рэн, Тосинкай, Сёбукан каратэ, Кёкусинкай (в другом написании), Кэнсэйкай, Ювакай, Кёкусин кайкан Хамаи-ха. Новым абсолютным чемпионом Японии стал Фудзии Юскэ, восходящая звезда японского Кёкусина.
В рамках показательной части Чемпионата также прошло несколько поединков по правилам «Синкэн сёбу».

10 – 12 февраля 2007 года
В городе Исикава (Япония, префектура Фукусима) состоялся очередной Международный инструкторский семинар Международной организации каратэ-до Кёкусин-кан.
Инструкторами на семинаре выступили кантё Кёкусин-кан Рояма Хацуо, фуку-кантё (вице-президент) Кёкусин-кан Хиросигэ Цуёси, особый наставник Кёкусин-кан, мастер стиля И-цюань Сунь Ли, председатель Технического комитета Кёкусин-кан сихан Окадзаки Хирото, а также члены Технического комитета Кёкусин-кан.
Целью семинара являлось приведение технического уровня инструкторов Кёкусин-кан в соответствие с требованиями, предъявляемыми к обладателям соответствующих данов Международной организацией каратэ-до Кёкусин-кан. Занятия были посвящены выверке базовой техники, выполняемой на месте (кихон гэйко) и в перемещениях (идо гэйко), ритуала, разбору базовых бункай кумитэ для серии ката Пинъан, ката с бо – Осиро-но кон и Сюси-но кон и их парных расшифровок – Осиро-но кон кумибо и Сюси-но кон кумибо, ката Гэкисай дай, Найфанти сёдан, Найфанти нидан, базового ката с тонфа и парного ката с деревянным мечом (бокуто кумиката), отработке болевых приемов из раздела ура-вадза, совершенствованию спарринговой техники и практике энергетических упражнений китайского «внутреннего стиля» И-цюань.

29-30 апреля 2007 года
29 апреля в префектуре Сайтама во Дворце спорта города Тода состоялись V Открытый чемпионат Японии Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям – первый в истории Кёкусин-кан чемпионат Японии по правилам «Синкэн сёбу» и по ката среди мужчин, женщин и ветеранов; I Чемпионат Японии по Кёкусин-кан среди ветеранов, I Чемпионат Японии по Кёкусин-кан среди женщин, а 30 апреля состоялось XIII Детско-юношеское первенство Японии. Состязания по кумитэ и ката два дня подряд на 5 площадках одновременно с беспрецедентным для Кёкусин-кан размахом. Это касается не только общего числа участников, соревновательной программы, но и количества принявших в этих соревнованиях участие организаций.
Выступая под флагом некоммерческого фонда «Общество поощрения каратэ-до Кёкусин» («Кёкусин сёгакукай»), который ставит перед собой задачу воссоздать единство школы Кёкусин, Всеяпонская федерация Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан стала центром притяжения целого ряда организаций Кёкусин каратэ, образовавшихся после смерти сосая Ояма Масутацу и раскола единой Международной организации каратэ-до, и школ, созданных учениками Оямы, которые, по разным причинам, покинули Кёкусин еще при его жизни. В результате во всеяпонских соревнованиях Кёкусин-кан, помимо спортсменов Кёкусин-кан, участвовали представители: Кёкусинкай (極眞會, кантё Мидзугути Тосио); Кёкусин кайкан Хамаи-ха (дайхё Хамаи Сикиясу); Куросава додзё, Куросава додзё (дайхё Куросава Хироки); Кёкусин каратэ Масуда додзё (дайхё Масуда Акира); Кёкусин Огасавара додзё (кантё Огасавара Кадзухико); Тосинкай (кайтё Судзуки Митио); Симбукай (кантё Хага Томонобу); Сёбукан (кантё Окано Кадзуо); Кисин каратэ (кантё Камидани Юкихико); Кансуй-рю каратэ (кантё Мацунага Мицухиро); каратэ-до Сэйсинкай (кантё Сато Ясутака); Сиэйдзюку (сайко сихан Кимура Каору); Гидо кайкан (кантё Дзинта Суэёси); Сёфу кайкан; Хисёдзюку; Гива-рю кэмпо; Кокусай Тэнсё каратэ-до рэммэй; Будо каратэ рэн; Будзин Сато додзё (сихан Сато Икухиро); Бубу додзё; Юбари додзё; Будо каратэ Кюдодзюку; Унно додзё; Юхикай; Хикаридзюку; Уэти-рю; Сансиндзюку (дзюкутё Ивата Акира); Кёкусэйкай; Мэйринкан; Будо каратэ Рэнсинкан (кантё Фунаяма Кадзуё); Эйко кайкан (кантё Сайто Минору); Коэйкай; Фудзицу-рю; Сисэйкан (кантё Мияхара Сюндзи).
V Открытый чемпионат Японии Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям по правилам «Синкэн сёбу» и по ката среди мужчин, женщин и ветеранов
В кумитэ соревнования проходили в 4 весовых категориях: легкой (до 65 кг, 8 участников), полусредней (до 72 кг, 8 участников), средней (до 80 кг, 4 участника) и тяжелой (до 90 кг, 4 участника). Участвовали представители Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан, школ Кёкусин кайкан Хамаи-ха и Гидо кайкан и Додзё Куросава. Бойцы из других стран, за исключением одного спортсмена из Южной Кореи, допущены не были.
Время поединка: основное время – 3 минуты, 1-е дополнительное время – 2 минуты, 2-е дополнительное время – 2 минуты. Формула определения победителя в поединке: основное время – 1-е дополнительное время – сравнение результатов тамэсивари – сравнение весов – 2-е дополнительное время с обязательным определением победителя судьями. Защитное снаряжение – перчатки и паховая раковина.
В официальном комментарии Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан говорилось: «В минувшие выходные на чемпионате Японии по Кёкусин-кан по весовым категориям были продемонстрированы новые правила соревнований по Кёкусин, предназначенные для использования только на отдельных весовых турнирах. Впервые за всю историю Кёкусин на этом турнире было разрешено применять удары руками и локтями в голову. Кантё Рояма и фуку-кантё Хиросигэ создали эти новые правила, чтобы восполнить ущерб, нанесенный Кёкусину как виду будо каратэ запрещением, ради большей популярности, использования ударов руками в голову на соревнованиях. Подчеркнем, что в настоящий момент у руководства Кёкусин-кан отнюдь нет намерения полностью заменить существующие правила Кёкусин новыми. Скорее, предполагается, что новые правила послужат значимым дополнением к существующим, они призваны скорректировать отдельные аспекты боевой техники Кёкусин, которым не уделяется надлежащего внимания при подготовке к соревнованиям по стандартным правилам.
В начало этой статьи мы поместили фотографию, которая выделяется своим драматизмом. В то же время мы хотели бы предложить читателю сравнить ее со следующей фотографией, которая размещена выше этого абзаца... Первое фото показывает, как много еще предстоит нам в будущем проделать работы, поскольку ни один из пары бойцов на этом фото в данной конкретной ситуации обмена ударами не показывает правильного понимания способов защиты от ударов соперника. Оба бойца, безусловно, демонстрируют высокий бойцовский дух, но в то же время оказываются не в состоянии выбрать правильную дистанцию, на которой они могли бы достаточно эффективно защищаться от ударов в голову. На второй фотографии следует обратить внимание на позицию бойца, находящегося справа. Хотя он отвернул голову, чтобы уклониться от удара, учитывая опасность получения ударов руками в голову, он находится на более реалистичной дистанции и в более реалистичной позиции… Кантё Рояма подчеркнул, что считает этот турнир чрезвычайно важным первым шагом, но в то же время полагает, что бойцам предстоит пройти еще очень большой путь, прежде чем они смогут адаптироваться к этому новому варианту состязаний по Кёкусин.
Новые правила будут применяться только на отдельных весовых турнирах (которые сравнительно безопаснее абсолютных турниров), но призваны позитивно повлиять на стиль бойцов Кёкусин в целом. Предполагается, что, когда бойцы на таких специализированных турнирах приобретут осознание необходимости защищать голову от ударов руками, многие дурные привычки, ставшие общим местом на турнирах по Кёкусин (в частности отсутствие защиты головы от ударов руками, в связи с тем, что по действующим правилам противник не имеет права наносить удары руками выше ключицы), начнут отмирать и не будут проявляться даже на абсолютных турнирах, на которых удары руками в голову будут по-прежнему запрещены.
Кантё Рояма… напомнил, что Кёкусин каратэ – это будо каратэ. А это значит, что мы должны тренироваться с таким настроем, что каждый блок, каждый удар может оказаться последним, если мы выполним его неправильно. Соответственно, участие в соревновательных поединках должно рассматриваться как один из методов тренировки, предназначенный для совершенствования наших способностей защищать себя от нападений, угрожающих нашей жизни. В то же время использование любых правил, которые ограничивают возможность применения каких-либо технических приемов ради нашей безопасности, приводит к тому, что поединки на соревнованиях начинают отличаться от рукопашных схваток, случающихся в реальной жизни…
Кантё Рояма говорит, что нет никакой нужды в том, чтобы все занимающиеся Кёкусин в обязательном порядке постоянно дрались на соревнованиях с ударами руками в голову. Однако чрезвычайно важно вернуть в Кёкусин каратэ «осознание необходимости защищать голову от ударов руками», возвратить в подготовку Кёкусин те элементы, которые были утрачены после того, как турниры по правилам Кёкусин приобрели такую популярность…
Когда кантё Рояму спросили о впечатлениях от прошедшего чемпионата, он сказал, что доволен, поскольку этот чемпионат явился «важным первым шагом». Но, разумеется, сказал он, у группы бойцов, которая принимала участие в чемпионате, нет опыта выступлений в боях по таким правилам, именно поэтому поединки зачастую напоминали обыкновенную драку. Но, с другой стороны, эти же самые бойцы во многих ситуациях демонстрировали высокие боевые достоинства школы Кёкусин. К примеру, был великолепный нокаут в результате применения высокого удара ногой в момент, когда противник бойца чересчур сосредоточился на ударах руками и оставил голову незащищенной для удара ногой. Как считает кантё Рояма, уровень мастерства бойцов будет расти очень быстрыми темпами год от года. «На этом турнире бои, конечно, не были такими, какие я бы в конечном итоге хотел видеть, - сказал кантё, - но это важное начинание, и участники этого турнира могут гордиться тем, что они были в числе первых, кто отважились испытать себя в таких поединках»…
Когда ему задали вопрос, что является самым важным,.. кантё Рояма ответил так: «В истории Кёкусин каратэ перевернута новая страница. Начинается новая эра – Кёкусин начинает возвращать себе лидирующие позиции среди всех боевых искусств, которые он в общественном мнении за последнее десятилетие утратил. Эта страница начинает новую главу в истории Кёкусин, и повернуть вспять позитивные изменения, которые воспоследуют, невозможно».
Следующим шагом в изменении правил, который будет сделан в будущем году, станет разрешение болевых захватов, переворотов и бросков. Конструкция перчаток, при которой ладонь бойца остается неприкрытой, позволяет с легкостью брать захваты, как в реальной жизненной ситуации.
Хотя предполагается, что новые правила будут последовательно модифицироваться, бой на земле, какой мы видим в ряде фактически гладиаторских видов единоборств, которые стали так популярны в последнее время, никогда разрешен не будет, поскольку он является реалистичным только при условии, что бойцу приходится защищаться лишь от одного нападающего. Если нам придется защищаться от нескольких нападающих, как это часто бывает в действительности, мы не сможем бороться со всеми ними одновременно. Соответственно, последователь будо каратэ должен учиться повергать противников одного за другим, нанося каждому нападающему по одному сокрушительному удару».
XIII Детско-юношеское первенство Японии.
В этом турнире приняли участие 698 спортсменов в возрасте от 5 до 18 лет (593 участника в кумитэ, 105 участников в ката) из различных отделений Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан, дружественных организаций Кёкусин и других школ каратэ, а также из Казахстана и Южной Кореи. Участвовали и спортсмены из России – представители Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России и Федерации Кёкусинкай России (IFK). Четверо россиян вернулись домой с призами.
Соревнования шли на 5 площадках одновременно, в два потока: с утра состязались дошкольники и учащиеся начальной школы, после обеда – старшие ребята. Специалисты очень высоко оценили уровень мастерства участников.
Уровень конкуренции был чрезвычайно высок. И на этом фоне особого внимания заслуживают успехи российских ребят. Александр Найденов (Подольск, Кёкусин-кан) – чемпион Японии среди новичков в абсолютной весовой категории в возрастной группе 8 лет (3-й класс японской начальной школы). Тимур Вильданов (Хабаровск, IFK) – 3-е место среди новичков в абсолютной весовой категории в возрастной группе 9 лет (4-й класс японской начальной школы). Дмитрий Гуськов (Рязань, Кёкусин-кан) и Андрей Солтус (Хабаровск, IFK) поделили 3-е место в абсолютной весовой категории в возрастной группе 15-17 лет (японская повышенная средняя школа).
I Чемпионат Японии по Кёкусин-кан среди ветеранов
I Чемпионат Японии по Кёкусин-кан среди женщин

Впервые в истории японского Кёкусин-кан прошли всеяпонские турниры по кумитэ среди женщин и ветеранов.

25 ноября 2007 года
В Сайтаме во Дворце спорта «Saitama Super Arena» прошел V Абсолютный чемпионат Японии по Кёкусин-кан.
За медали сражались 56 бойцов (по пуле – 57; один из бойцов не явился на бой) – представители разных японских префектур и организаций (помимо Кёкусин-кан, участвовали Куросава додзё, Сёбукан каратэ, Кёкусин кайкан Такэда додзё, Фудзицу-рю, Досинкай, каратэ-до Тосинкай и Ювакай), каратисты из Кореи, США, Польши, России, Испании, а также спортсмены британской организации Кёкусин каратэ IFK (президент Стив Арнейл).
Российские «кановцы» участвовали в Чемпионате после трехлетнего перерыва со времени знаменитой поездки на абсолютный чемпионат Японии – 2004 Шамсудина Абдурашидова и Тимура Гасташева, которые заняли тогда, соответственно, 2-е и 4-е места. В этот раз Россию представляли новобранцы сборной команды Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России Башир Татроков и Сулиман Косумов.
Чемпионат Японии прошел с необычайным накалом. В поединках, начиная с четвертьфинала, встречались бойцы высочайшего класса. Лучшие японские каратисты Кёкусин-кан продемонстрировали качественно новый Кёкусин. Кёкусин с активным маневром. С входами с дальней дистанции и умелыми уходами на дистанцию. С необычайной заряженностью на удар при высоком уровне выносливости и способности поддерживать высочайший темп боя. С ведением боя в односторонней стойке, что явно является следствием целенаправленной работы японских инструкторов по введению новых правил и разработке методики обучения бою с ударами руками в голову руками, с бросками и болевыми и удушающими приемами.
Блестяще выступил на Чемпионате восемнадцатилетний Сулиман Косумов, ученик Магомеда Мицаева и тренера сборной команды Аскера Зрумова: совершенно неизвестный в Японии, он снова произвел фурор, заняв 4-е место.

26 – 27 апреля 2008 года
Во дворце спорта города Тода (Япония, префектура Сайтама) состоялись XIV Детско-юношеское первенство Японии по кумитэ и ката, II Чемпионат Японии среди ветеранов по кумитэ, II Чемпионат Японии среди женщин по кумитэ, VI Открытый чемпионат Японии по ката среди мужчин, женщин и ветеранов и 2 отборочных боя VI Открытого чемпионата Японии по кумитэ по весовым категориям по правилам «Синкэн сёбу».
XIV ДЕТСКО-ЮНОШЕСКОЕ ПЕРВЕНСТВО ЯПОНИИ ПО КУМИТЭ И КАТА

В Первенстве приняли участие 809 спортсменов в возрасте от 5 до 18 лет (634 участника в кумитэ, 111 участников в ката) из различных отделений Всеяпонской федерации Кёкусин каратэ-до Кёкусин-кан, дружественных организаций Кёкусин и других школ каратэ. В соревнованиях приняла также участие большая команда российских спортсменов, представлявших Федерацию Кёкусин-кан каратэ-до России и Федерацию Кёкусинкай России (IFK). Костяк команды российского Кёкусин-кана составила детско-юношеская сборная команда Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России, которая получила возможность выехать в Страну Восходящего Солнца благодаря финансовой помощи Фонда развития боевых искусств. Кроме японских и российских спортсменов, в соревнованиях принимали участие также каратисты Кёкусин-кан из Канады, Венгрии, Казахстана и Армении.
Соревнования получились чрезвычайно впечатляющими, проходили на 5 площадках одновременно. Практически во всех категориях и видах программы развернулась острая конкуренция. Особенно ярко провели свои полуфинальные и финальные бои россияне Ашот Заринян (Московская область) и Владимир Попов (Краснодар), ставшие чемпионами в своих категориях.
VI ОТКРЫТЫЙ ЧЕМПИОНАТ ЯПОНИИ ПО КЁКУСИН-КАН
В рамках VI Открытого чемпионата Японии по кумитэ по весовым категориям по правилам «Синкэн сёбу» состоялись 2 отборочных боя, по результатам которых были определены 2 участника финальной части чемпионата.

18 мая 2008 года
В Сайтаме прошел семинар с участием около 100 человек и первый пробный турнир по фехтованию на палках бо. Соревнования прошли среди мужчин и женщин. Победителем среди мужчин стал чемпион мира, многократный чемпион Японии по ката сихан Исидзима Масахидэ, а победительницей среди женщин – чемпионка Японии 2008 года, неоднократная призерка чемпионатов Японии по ката сэнсэй Кобаяси Хитоми. Бои произвели большое впечатление на всех зрителей. В связи с этим было принято решение провести показательные бои по бодзюцу на VI Чемпионате Японии по Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям по правилам «Синкэн сёбу». Особо отметим также, что успеха в поединках на палках добились именно «катисты»: по всей видимости, модель боя, зафиксированная в безоружных ката каратэ, близка к модели боя с холодным оружием (предпочтение дальней дистанции, вне зоны поражения, и способность совершать быстрые продольные перемещения, минимум лишних движений, экономия средств и т.д.).

15 июня 2008 года
В Токио в Государственном дворце спорта Ёёги (зал № 2) прошла финальная часть VI Чемпионата Японии по Кёкусин-кан по кумитэ среди мужчин по весовым категориям по правилам «Синкэн сёбу».
В соревнованиях приняли участие 40 бойцов из Японии и Южной Кореи. Соревнования прошли в 5 весовых категориях.
Репортер японского электронного Интернет-журнала о контактных единоборствах «GBR» писал: «Этот турнир явился первой демонстрацией Кёкусин-кан в Токио. В отличие от прошлогоднего чемпионата, который впервые проходил по правилам «Синкэн сёбу»,.. на этом чемпионате количество побед иппонами резко сократилось, благодаря тому, что участники соревнований за минувший год проделали большую работу по изучению и тренировке техники и тактики боя по этим правилам.
В боях первого круга бросалось в глаза, что соперники осторожничают. Бойцы подолгу присматривались друг к другу, стараясь поймать противника на контратаке, и потому не доставляли друг другу особых хлопот. Но финальные поединки проходили с предельным накалом… По мнению кантё Рояма Хацуо, Чемпионат продемонстрировал поразительный рост мастерства бойцов… Кантё высказал мнение, что процесс развивается правильно, и ясно выразил свое намерение в будущем году включить в число разрешенных приемов, в дополнение к ударам руками и локтями по голове, приемы раздела ура-вадза (удары с иммобилизацией противника захватами, болевые приемы на суставы в стойке, комбинации ударов с контролем противника болевым воздействием на сустав)».
На Чемпионате состоялись также пять показательных поединков по бодзюцу – искусству фехтования длинной палкой. Как сообщает журнал «GBR», «бойцы сражались друг с другом в специальных шлемах упругими палками, одетыми в губку на обоих концах. Поединки получились яростные, достаточно сказать, что в ходе них три палки были сломаны. Бои по бодзюцу, в силу использования в них оружия, представляли собой завораживающее зрелище и произвели большое впечатление на публику. Бойцы продемонстрировали различные приемы: секущие удары по ногам, защиты от них, удары бо по голове сверху и др. По словам руководителей Кёкусин-кан, они планируют в дальнейшем развивать соревнования по бодзюцу, постепенно совершенствуя снаряжение бойцов и правила поединков».

Сводная таблица призеров абсолютных чемпионатов Японии (среди мужчин) по Кёкусин-кан по традиционным правилам Кёкусин за 2003-2007 годы

Места I Абсолютный чемпионат Японии. Сайтама, 30 ноября 2003 г. 56 бойцов II Абсолютный чемпионат Японии. Сайтама, 23 ноября 2004 г., 58 бойцов III Абсолютный чемпионат Японии. Сайтама, 23 ноября 2005 г., 60 бойцов IV Абсолютный чемпионат Японии. Сайтама, 23 ноября 2006 г., 54 бойца V Абсолютный чемпионат Японии. Сайтама, 25 ноября 2007 г., 56 бойцов
1 Итикава Масая (Нара) Сёдзи Рёскэ (Дзёнан Кавасаки) Фунасаки Ю (Нара) Фудзии Юскэ (Дзёнан Ои-тё) Итикава Масая (Нара)
2 Кога Хирокадзу (Кавасаки Мото Сумиёси) Абдурашидов Шамсудин (Россия) Итикава Масая (Нара) Нацухара Нодзому (Дзёнан Кавасаки) Фунасаки Ю (Нара)
3 Кобаяси Масаоми (Сайтама) Фудзии Юскэ (Дзёнан Ои-иё) Фудзии Юскэ (Дзёнан Ои-иё) Итикава Масая (Нара) Фудзии Юскэ (Дзёнан Ои-тё)
4 Фунасаки Ю (Нара) Гасташев Тимур (Россия) Мидзутани Гэн (Дзёнан Ои-иё) Ивата Манабу (Сайкё – Дзёхоку) Сулиман Косумов (Россия)
5 Аки Хироясу (Сайтама) Кога Хирокадзу (Кавасаки Мото Сумиёси) Хасимото Юкинори (штаб-квартира Токио-Канагава) Фунасаки Ю (Нара) Сакураи Ютака (Сайкё – Дзёхоку)
6 Ямадзаки Хироси (штаб-квартира Токио-Канагава) Насиро Юдзи (Нара) Накадзава Такаёси (каратэдо Тосинкай) Сакураи Ютака (Сайкё – Дзёхоку) Эда Нобэаки (Сайтама)
7 Такаяма Тадаси (штаб-квартира Токио-Канагава) Хасимото Юкинори (штаб-квартира Токио-Канагава) Саката Томофуса (каратэ Сёбукан) Итикава Норихидэ (Нара) Накадзава Такаёси (каратэдо Тосинкай)
8 Иноуэ Ю (генеральная штаб-квартира) Саката Томофуса (каратэ Сёбукан) Эндо Фумиясу (Дзёнан Ои-иё) Доррейн Синпие (ЮАР) Нацухара Нодзому (Дзёнан Кавасаки)
За победу в тамесивари Итикава Масая Фунасаки Ю Фунасаки Ю (отделение в преф. Нара) Итикава Масая (Отделение в преф. Нара) Мигель Фернандес (Великобритания, IFK)
За волю к победе Иноуэ Ю Гасташев Тимур Тэй Кансю (генеральная штаб-квартира) Мацуи Дзюнъити (Отделение в Дзёнан Кавасаки) Сулиман Косумов (Россия)
За лучшую технику Такаяма Тадаси Абдурашидов Шамсудин Хасимото Юкинори (отделение в Дзёнан Кавасаки) Нацухара Нодзому (Отделение Дзёнан Кавасаки) Накадзава Такаёси (каратэдо Тосинкай)
Специальный приз   Фудзии Юскэ Накадзава Такаёси (каратэдо Тосинкай)   Ямадзаки Кодзо (генеральная штаб-квартира, самый возрастной участник – 44 года)
Специальный приз     Такада Коити   Кенни Джарвис (Великобритания, IFK)
Специальный приз         Ямада Масанори (Куросава-додзё)

Сводная таблица призеров весовых чемпионатов Японии среди мужчин по Кёкусин-кан по традиционным правилам Кёкусин за 2003-2006 годы

Категория Места I Открытый чемпионат Японии. Сайтама, 15 июня 2003 г. II Открытый чемпионат Японии. Тода (преф. Сайтама), 2 мая 2004 г. III Открытый чемпионат. Тода (преф. Сайтама), 29 апреля 2005 г. IV Открытый чемпионат Японии. Тода (преф. Сайтама), 30 апреля 2006 г.
КУМИТЭ. МУЖЧИНЫ
до 70 кг   - 39 участников 44 участника -
  1 Ивата Манабу (Сайкё – Дзёхоку) Мацуда Кадзуя (каратэдо Уомото-рю) Ивата Манабу (Сайкё – Дзёхоку) Ивата Манабу (Сайкё – Дзёхоку)
  2 Мацуда Кадзуя (каратэдо Уомото-рю) Насиро Юдзи (Нара) Мацуда Кадзуя (каратэдо Уомото-рю) Яковенко Евгений (Украина)
  3 Аки Хироясу (Сайтама) Танака Кодзи (Сайтама) Накадзава Такаёси (каратэдо Тосинкай) Немчин Константин (Россия, IFK)
  4 Тесенко Евгений (Россия) Хасимото Юкинори (штаб-квартира Токио-Канагава) Сида Сэйити (Нара) Тагава Кисё (Кёкусинкай極眞會)
до 80 кг   - 23 участника 23 участника -
  1 Насиро Юдзи (Нара) Сёдзи Рёскэ (Токио Дзёнан Кавасаки) Кога Хирокадзу (Кавасаки Мото Сумиёси) Сёдзи Рёскэ (Токио Дзёнан Кавасаки)
  2 Кобаяси Масаоми (Сайтама) Кобаяси Масаоми (Сайтама) Сибуя Сюн (штаб-квартира Токио-Канагава) Фунасаки Ю (Нара)
  3 Сибуя Сюн (штаб-квартира Токио-Канагава) Иноуэ Ю (генеральная штаб-квартира) Фунасаки Ю (Нара) Сибуя Сюн (штаб-квартира Токио-Канагава)
  4 Мори Наоки (каратэдо Гидо кайкан) Сибуя Сюн (штаб-квартира Токио-Канагава) Танигути Масахару (Санъин) Продан Александр (Украина)
Св. 80 кг   - 16 участников 19 участников -
  1 Кога Хирокадзу (Кавасаки Мото Сумиёси) Нацухара Нодзому (штаб-квартира Токио-Канагава) Итикава Масая (Нара) Фудзии Юскэ (Дзёнан Ои-иё)
  2 Нацухара Нодзому (штаб-квартира Токио-Канагава) Фудзии Юскэ (Дзёнан Ои-иё) Нацухара Нодзому (штаб-квартира Токио-Канагава) Саката Томофуса (каратэ Сёбукан)
  3 Ясухара Сёго (каратэдо Сюкикай) Тонда Тэцудзи (каратэдо Сэйсинкай) Сакураи Ютака (Сайкё – Дзёхоку) Итикава Норихидэ (Нара)
  4 Кусано Тэцуя (штаб-квартира Токио-Канагава) Саката Томофуса (каратэ Сёбукан) Саката Томофуса (каратэ Сёбукан) Сакураи Ютака (Сайкё – Дзёхоку)
КАТА. МУЖЧИНЫ
  1 Масико Хироюки (Фукусима) Масико Хироюки (Фукусима) Исидзима Масахидэ (генеральная штаб-квартира) Исидзима Масахидэ (генеральная штаб-квартира)
  2 Суто Сигэхару (Фукусима) Фурусё Кэнки (Тиба) Сато Хироюки (Мацудо) Минами Сэйдзин (Касугабэ)
  3 Кикути Масая (Сайтама) Суто Сигэхару (Фукусима) Имаидзуми Хироси (Бунан) Масико Хироюки (Фукусима)
КАТА. ЖЕНЩИНЫ
  1 Фудзинага Ёсиэ (Дзёнан Ои-тё) Янай Тиаки (Фукусима) Коикэ Юкико (Фукусима) Янай Тиаки (Фукусима)
  2 Айта Кими (Фукусима) Кобаяси Хитоми (Рэнта) Кобаяси Хитоми (Рэнта) Кобаяси Хитоми (Рэнта)
  3 Цутия Кэйко (Тиба) Масико Саяка (Фукусима) Вада Миса (Санъин) Коикэ Юкико (Фукусима)
КАТА. ВЕТЕРАНЫ
  1 Ямасита Тацуми (Сайтама) Игума Масааки (Сидзуока) Минами Сэйдзин (Касугабэ) Комата Томоёси (каратэ Симбукай)
  2 Баба Тэцуаки (Фукусима) Сато Хироюки (генеральная штаб-квартира) Кикухара Ёити (Фукусима) Баба Тэцуаки (Фукусима)
  3 Ивацука Иттоку (Фукусима) Баба Тэцуаки (Фукусима) Майкл Динг (Малайзия) Куроива Митиясу (Мусаси)
ТАМЭСИВАРИ
За победу в тамесивари среди мужчин       Фунасаки Ю Фунасаки Ю
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРИЗЫ
За волю к победе     Иноуэ Ю Мацуда Кадзуя Сида Сэйити
За лучшую технику     Мацуда Кадзуя Ивата Манабу Немчин Константин (Россия, IFK)
Специальный приз       Сида Сэйити  

Сводная таблица призеров весовых чемпионатов Японии по Кёкусин-кан среди мужчин по правилам «Синкэн сёбу» за 2007-2008 годы

V Открытый чемпионат Японии по правилам «Синкэн сёбу». Сайтама, 29 апреля 2007 г. VI Открытый чемпионат Японии по правилам «Синкэн сёбу». Токио, 15 июня 2008 г.
Категория Места   Категория Места  
до 60 кг - - до 60 кг    
- - -   1 Хасимото Юкинори (Дзёнан Кавасаки)
- - -   2 Кикути Ёта (Сайтама)
- - -   3 Тамура Хироси (Дзёнан Кавасаки)
- - -   3 ЯмадаХироаки (Сайтама)
до 65 кг   8 участников до 65 кг    
  1 Тагава Такааки   1 Сибуя Сюн (Дзёнан Кавасаки)
  2 Идзумисава Гэнки   2 Идзумисава Гэнки (Сайтама)
  3 Ивата Манабу   3 Танака Кодзи (Кусака Этидани)
  4 Хасимото Юкинори   3 Танака Акинори (Сайтама)
до 72 кг   8 участников до 75 кг    
  1 Сёдзи Рёскэ   1 Сёдзи Рёскэ (Дзёнан Кавасаки)
  2 Ихара Дзюн   2 Мори Наоки (каратэ Гидо кайкан)
  3 Сибуя Сюн   3 Акиба Дайскэ (Сайтама)
  4 Мори Наоки   3 Како Муцуто (Айти)
до 80 кг   4 участника до 80 кг    
  1 Кикути Сусуму   1 Кикути Сусуму (Сайтама)
  2 Фудзии Хироси   2 Кога Хирокадзу (Кавасаки Мото Сумиёси)
  3 -   3 Фудзии Хироси (Санъин)
  4 -   3 Ямамото Ясухиро (Айти)
Свыше 80 кг     Свыше 80 кг    
  1 Нацухара Нодзому   1 Нацухара Нодзому (Дзёнан Кавасаки)
  2 Фудзии Юскэ   2 Ким Сынъхйон (Генеральная штаб-квартира)
  3 -   3 И Вончун (Южная Корея)
  4 -   3 Судзуки Такамаса (Айти)
КАТА. МУЖЧИНЫ
  1 Исидзима Масахидэ (генеральная штаб-квартира)     Исидзима Масахидэ (Сайтама)
  2 Минами Сэйдзин (Касугабэ)     Масико Хироюки (Преф. Фукусима)
  3 Иноуэ Юта (Китагоэдани)     Минами Сэйдзин (Касугабэ)
КАТА. ЖЕНЩИНЫ
  1 Коикэ Юкико (Фукусима)     Кобаяси Хитоми (Рэнта)
  2 Комата Мэгуми (каратэ Симбукай)     Ёсида Аки (Фукусима)
  3 Кобаяси Хитоми (Рэнта)     Комата Мэгуми (Ниигата)
КАТА. ВЕТЕРАНЫ
  1 Комата Томоёси (каратэ Симбукай)     Комата Томоёси (каратэ Симбукай)
  2 Ямада Такэси (Мусаси)     Сато Хироюки (Тиба Хигасикацура)
  3 Юаса Киёси (Тиба)     Ямада Такэси Мусаси)
За победу в тамесивари среди мужчин   Фудзии Юскэ      
За волю к победе   Ри Ринкэн      
За лучшую технику   Тагава Такааки      

Сводная таблица призеров весовых чемпионатов Японии по Кёкусин-кан по кумитэ среди женщин за 2007-2008 годы

Категория Места I Чемпионат Японии среди женщин. Тода (преф. Сайтама), 29 апреля 2007 г. II Чемпионат Японии среди женщин. Тода (преф. Сайтама), 26 апреля 2008 г.
до 55 кг   6 участниц -
  1 Инагаки Риэй (Сайтама) Абэ Митиё (Дзёнан Кавасаки)
  2 Миякэ Рина (Сайтама) Миякэ Рина (Центр. отдел. в преф. Сайтама)
  3 - -
до 65 кг   4 участницы -
  1 Фудзиока Акико (Сайтама) Ямамото Юки (отдел. в преф. Айти)
  2 Чадзуна Хаба (Рэнта) Инагаки Риэ (Центр. отдел. в преф. Сайтама)
  3 - -
Св. 65 кг   4 участницы -
  1 Фудзита Ясука (Сайтама) Фудзита Ясука (Центр. отдел. в преф. Сайтама)
  2 Араи Ёко (генеральная штаб-квартира) -
  3 - -

Сводная таблица призеров весовых чемпионатов Японии по Кёкусин-кан по кумитэ среди ветеранов за 2007-2008 годы

    I Чемпионат Японии среди ветеранов. Тода (преф. Сайтама), 29 апреля 2007 г. II Чемпионат Японии среди ветеранов. Тода (преф. Сайтама), 26 апреля 2008 г.
Категория Места    
Ветераны 36-40 лет
легкий вес   8 участников -
  1 Исияма Кэйдзо (Китагоэдани) Исияма Кэйдзо (Сайтама)
  2 Икэбэ Ёси (Кавасаки Канагава) Мацудзаки Тосио (Дзёнан Ои-тё)
  3 Мацудзаки Тосио (Дзёнан Ои-тё) -
  3 Митани Хироси (Кёкусинкай 極眞會)  
тяжелый вес   5 участников -
  1 Канэко Масахиро (Дзёнан Ои-тё) Кисимото Кэндзи (Окинава)
  2 Хираидзуми Масая (Китагоэдани) Тэрасима Минору (Бунан)
  3 - -
  3 - -
Ветераны 41-45 лет
легкий вес   2 участника  
  1 Ямадзаки Кодзо (генеральная штаб-квартира) Ивамото Кацухидэ (Сайтама)
  2 - Асака Ёсихиро (Адати Кита)
  3 - Нагаи Кэйити (Бунан)
  3 - Такано Кодзи (Котэ)
тяжелый вес   6 участников -
  1 Като Тикара (Дзёнан Кавасаки) Хирадэ Ёсихиро (Нара)
  2 Симада Наоаки (Китагоэдани) Като Цутому (Дзёнан Кавасаки)
  3 - Кацумата Наотоси (Сайтама)
  3 - Сакита Дзюн (Окинава)
Ветераны старше 46 лет
легкий вес   8 участников -
  1 Накахара Ёити (Дзёнан Ои-тё) Кодзука Масахико (Токородзава)
  2 Араи Масанао (Мусаси) Кимура Тацуми (Фукусима)
  3 Тадзаки Хирокадзу (Канагава) -
  3 Коцудзи Кэндзи (Сайтама) -
тяжелый вес   3 участника -
  1 Арата Сусуму (Кёкусинкай 極眞會) Окура Хитоси (Фукая)
  2 - Хирага Масафуми (Кавасаки Канагава)
  3 - -
  3 - -

Для тех кто живет в Днепре - лучшие тренажерные залы днепропетровск, заходите на сайт, выбирайте - тренируйтесь!



Ex ua Pulse of life Айкидо видео Айкидо видео уроки Боевые искусства Бой Емельяненко с японцем видео Бой карелина с японцем Бой усика Ех юа фильмы онлайн Как накачать пресс за 2 недели? Как накачать пресс за месяц? Как приучить себя рано вставать? Кино про самураев Кличко льюис Лучшие бои мухамеда али Мухамед али и Джо фрейзер Последний бой Виталия кличко смотреть онлайн Последний бой Федора Емельяненко Последний бой усика Сунь цзы искусство войны Тайсон льюис Упражнения для живота и боков видео Упражнения для пресса Упражнения для пресса видео Упражнения для пресса видео уроки Упражнения для спины видео Упражнения для ягодиц и бедер видео Упражнения с гантелями для женщин видео Фильмы про айкидо




   



RSS

Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя: *
 
Ваша почта:

Комментарий: *

 :)   ;)  :D
 :(  =)  ?)
 :ups:  :cool:  :bad:
 :like:  :angel:  :love:

Введите символы: *
captcha
Обновить